?

Log in

М а с с а р а к ш
Мир наизнанку
Недавние записи 
стид
- Итак, в эфире снова Злодейское Радио с экстренными новостями. В последнее время участились случаи, когда мошенник попадается на удочку жертвы. Рассмотрим несколько примеров.
На вашу "горячую линию" звонит пенсионерка и не споря, заказывает все лечебное фуфло, что вы впарите?
Женщина по телефону готова выложить всю сумму, чтобы "отмазать" несуществующего сына от уголовной статьи?
Владелец карты, не спрашивая, сразу диктует цифры с другой стороны кредитки?
Лох сразу вручает деньги курьеру, не требуя никаких гарантий?
Мошенники, будьте осторожны! Это стопроцентная подстава. Не важно, попали ли вы в полицейскую разработку или опять ушлые журналисты пытаются снять передачу-разоблачение. Может быть, родственники лоха пытаются выйти на тех, кто его обманул.
Просто бегите. Всё бросайте и бегите. Деньги преходящи, а жизнь одна.
И помните...

В эфире раздался громкий хлопок, похожий на выстрел, после чего вещание пиратской радиостанции прервалось.
26. 03. 17' 05:49 - Дон Педро и змея
info interlock
Мексиканская сказка

Однажды дон Педро объезжал плантацию. Не ту, что на озере Чапала, а ту, что соседствует с ранчо «Санта-Роза» у подножья вулкана Попокатепетль. С восторгом смотрел дон Педро налево, с радостью — направо: повсюду посевы маиса вымахали стеной, початки топорщились — толщиной в голень. «Знатный будет урожай, знатный», — то и дело восклицал дон Педро, подкручивая ус. Сидел так дон Педро в седле, покуривал самодельную сигару, а вулкан, глядя на него, попыхивал белым дымком на горизонте.

Палило же в тот день немилосердно. И чем выше поднималось солнце, тем непреодолимее становилось желание предаться гармонии с природой, а проще говоря, сбросить сапоги и завалиться на часик-другой в тени высоких маисовых стеблей.

Только спустился дон Педро на землю, только расседлал лошадь, только прилёг, только-только задремал, как вдруг — хрум-хрум! — назойливый хруст нарушил блаженство его сна. Приоткрыл дон Педро глаз, глянул из-под сомбреро, а это кролик пристроился рядом и подгрызает стебель маиса.

— Ах ты, наглая тварь! — разозлился дон Педро. — Как смеешь ты?! Совсем страх потерял? Вот я тебя сейчас! Будешь ты у меня сегодня на ужин в пикантном соусе!
А кролик ему в ответ вежливо и как бы даже с сочувствием:
— Зачем тебе думать о маисе? Тот, в чью штанину заползла кайсака, должен быть подобен ангелу. Не пугать кролика пикантным соусом должен он, а возлюбить всякую тварь. Но особенно — кроликов. Мы, кролики — создания нежные, нас испугать легко. А известно ли благородному дону, как визжит испуганный кролик? В страхе кролик визжит так, что даже самая глухая змея придёт в неистовство, особенно та, которая у человека в штанах.

Так сказал вежливый кролик и принялся снова хрустеть маисовым стеблем.

Услышав о кайсаке, дон Педро почувствовал в себе прилив смирения и ангельской доброты. Он нашёл слова кролика разумными. И более не думая уж ни о каком соусе и ни о каком ужине, не мешал вежливому кролику, а также всему его прожорливому семейству нагло подгрызать вокруг маисовые стебли.

Долго лежал дон Педро посреди опустошённой плантации в оцепенении, страшась пошевелиться.
Проезжала мимо по ярморочным делам вдова Дальвадорес, хозяйка соседнего ранчо. Как подобает истовой католичке, подумала донна Роза, что он покойник. Поведал ей несчастный дон Педро о кайсаке в своих штанах. Заинтересовалась милосердная донна Роза, пошарила рукой в левой штанине, пошарила в правой и обозвала лгунишкой. Пришлось ему, как благородному дону, на ней жениться. Однако в час сиесты она, как и прежде, сбегала на фазенду к дону Хуану. А дону Педро все женщины в округе уж более не распахивали приветливо свои двери и окна.

Взыграла в доне Педро гордость, примчался он в час сиесты на фазенду к дону Хуану, схватил за грудки и призвал к ответу. Разбуженный дон Хуан не стал искать ссоры, а стал лениво оправдываться:

— Ты прям как маленький, ей богу. Дело-то житейское. Сам подумай, что ещё безутешной вдове остаётся?
— Она не вдова! — воскликнул дон Педро, грозно набычившись. — Нас венчал падре Мигель!
— Какой ещё Мигель? Разве ты не помнишь, что нашего падре зовут Себастьян? — зевая, сказал дон Хуан. — И когда ты только успокоишься? Помер, так веди себя прилично.
— Чего?! — возмутился дон Педро. — Как это помер?
— Кайсака заползла тебе в штаны, пока ты спал на плантации. Забыл?

Обидно стало дону Педро, что он, оказывается, умер. Заплакал дон Педро, размазывая шершавой ладонью солёные слёзы по суровому лицу. А слёзы всё бежали и бежали, затуманивая взор. С трудом, взял себя дон Педро в руки, утёр кое-как глаза. Приподнялся, смотрит — над ним лошадиная морда, а на горизонте попыхивает белым дымком вулкан. Огляделся и понял, что лежит на солнцепёке на краю маисового поля.

Тут со стороны ранчо «Санта-Роза» послышался шум приближающейся повозки. Зажмурился дон Педро и притворился неживым, стал ждать. Да только всё напрасно — повозка прогромыхала мимо, не остановившись даже на минуту. Обидно стало дону Педро, не ожидал он такого равнодушия. А тут ещё очумевшая от жары лошадь снова стала облизывать его. С отвращением оттолкнул дон Педро лошадиную морду, протёр обслюнявленные глаза, глядь, а это донна Роза. Пришлось ему, как благородному дону, на ней жениться. По такому случаю падре Мигель стребовал с него все долги по церковной десятине и двадцать песо на починку алтаря.
info interlock

Следуя примеру журнала «Physics Today», «Химия и жизнь» объявляет конкурс научно-популярных произведений 2067 года «Полвека тому вперед»: http://hij.ru/projects/6352/ Победителя ждёт денежный приз!
Дерзайте, Вы талантливы!
info interlock
Мексиканская сказка

Однажды дон Педро не досчитался на своей плантации початка маиса. Нрав у него был и без того вспыльчивый, а тут его просто взбесило. И он послал в пространство множество крепких мужских слов, смачный смысл коих блюстители нравов благочестиво передают фразой: «Тысячу чертей в глотку мерзавцам». После чего целомудренные сеньориты обязаны немедленно симулировать благородный обморок.

Крик дона Педро вызвал дикий переполох в округе. Попугаи в панике взметнулись над сельвой, умножая всеобщий страх и трепет. А кроме того, крик дона Педро потревожил медитацию дона Хуана за утренней сигарой.

— Буэнос диас! — приветствовал дон Хуан дона Педро, как того требует учтивость добрососедства, когда тот заявился к нему на фазенду.
— Издеваешься?! — проскрежетал зубами дон Педро. — Какой ещё, к чертям собачьим, буэнос!
— Почему не буэнос? — невозмутимо поинтересовался дон Хуан.

Дон Педро в гневе замахал руками. Суть его энергичных жестов сводилась к следующему: «Какие-то твари разорили мою плантацию. Клянусь девой Марией, им это даром не пройдёт».

— Сочувствую, — сказал дон Хуан, потрясённый горем дона Педро.
— И это всё, что способен сделать могущественный шаман?! — язвительно скривился дон Педро.

Тогда дон Хуан, которому были подвластны тайные промыслы живых и мёртвых, сложил в воздухе из табачного дыма внушительное число со многими нулями.

— Сколько-сколько? — прохрипел дон Педро, как если бы получил кулаком под дых.
— Сто тысяч песо.
— Имей совесть! — энергичным жестом устыдил его дон Педро.
— Магия, дорогой Педро, не может стоить дёшево. Десять тысяч песо серебром и ни сентаво меньше.

Дон Педро послал в пространство множество крепких мужских слов, суть которых состояла в перечислении грехов родственников дона Хуана. Особенно, по женской линии. Стервятники в панике взметнулись над сельвой. Когда дон Педро дошёл до седьмого колена, сердце дона Хуана дрогнуло, и они, поторговавшись ещё около часа, уговорились на сотне монет, после чего сельва облегчённо затихла.

Дон Хуан дал дону Педро покурить свою сигару, и они вдвоём совершили ритуал вызывания кающегося грешника. Час сиесты ещё не наступил, как пред ними явилась царица кочевых термитов в сопровождении гвардии белых муравьёв.

— Только не надо сказок про диких обезьян! — сходу пресёк отпирательства дон Хуан. — Ваша работа?
— Прости, шаман. Наша.
— Из «прости» пончо не сошьёшь, — важно дымя сигарой, сказал дон Педро.
— Не доглядели, молодёжь пошалила малость: им что сельва, что плантация — всё едино.
— Твои проблемы, донья Эцитона. Как будешь возмещать ущерб? Шкурками какомицли, зубами змеи кантиль, панцирями грифовой черепахи, золотом ацтеков?
— Золотом, конечно, — сказала царица кочевых термитов, дрожа антеннами от радости. «Надо же, как легко отделалась! — думала в этот миг она. — А могли бы и дустом травануть…»

Так за одно утро дон Хуан положил в карман чистоганом сотню полновесных песо, а у дона Педро появился золотой маисовый початок из сокровищницы древнего ацтекского жреца Уициля. Между прочим, тот ещё колдун был. Знал бы дон Педро, с чем связался, взял бы шкурками какомицли.
10. 03. 17' 10:50 - Три дона
info interlock
Для Проекта № 119 - «День Дона Педро» в Заповеднике Сказок

Однажды дон Педро семь дней и семь ночей скакал без передыха и остановился лишь на краю водопада Игуасу.
Вот какие были раньше кактусы. А лошади тогда у дона Педро не было.

Из Всеобщей энциклопедии кактусов.

Однажды дона Педро застрелили насмерть. И он стал труп. Чёрному трупу терять нечего, и он моментально потерял всякий страх. Долго был дон Педро бесстрашным трупом и храбро щёлкал затвором своей чёрной винтовки везде, пока однажды во время сиесты не потревожил сон дона Хуана.

Дон Хуан был шаман и владел секретами жизни и смерти. Очень не любил дон Хуан, когда его во время сиесты будят надоедливые мертвецы. И он в гневе оживил дона Педро. Дон Педро обрёл плоть и прежнюю мудрость малодушия. Но его погубила привычка щёлкать затвором — не прошло и дня, как его вновь застрелили насмерть. Как известно, злые гринго палят из кольта быстрее, чем щёлкают ржавым затвором такие суровые гаучо, как дон Педро.

Тогда дон Педро поспешил к дому дона Хуана и дерзко разбудил его в час сиесты. Дон Хуан же, владевший тайной пути воина, на этот раз не стал оживлять неугомонного дона Педро, а просто отнял у него винтовку.

Дон Педро опять явился к дону Хуану в час сиесты и принялся стучать в дверь чёрным патронташем. Дон Хуан забрал у него патронташ.

На третий день дон Педро пришёл к дому и стал греметь чёрными шпорами, и шпоры у него дон Хуан тоже отнял. Вместе с сапогами и растрёпанным сомбреро.

Когда упрямый дон Педро заявился в час сиесты фальшиво бренчать струнами, дон Хуан в гневе разбил его чёрную гитару на его чёрной черепушке.

Но не смирился дон Педро — повадился приходить в час сиесты и щёлкать костями, как кастаньетами. Плюнул дон Хуан и, не долго думая, превратил назойливого дона Педро в койота.

Став койотом, дон Педро жутко выл у дома дона Хуана по ночам и мерзко тявкал в час сиесты. В конце концов, он вывел дона Хуана из равновесия, не на шутку разозлил. В порыве гнева схватил дон Хуан патронташ, зарядил винтовку и пристрелил койота.

Тихо стало на фазенде, но не обрёл покой дон Хуан, не стало в нём безмятежности, и сон в час сиесты больше не приносил ему силу. Собрал он обглоданные кочевыми термитами косточки койота и закопал у ограды. В три дня выросла на том месте могучая акация, и в её густой кроне стало оглушительно стрекотать полчище цикад, премного досаждая дону Хуану. Несомненно, так проявлял себя скандальный дух дона Педро.

Утром в гневе срубил дон Хуан акацию, покромсал ветки, а после заката разложил из обрубков большой костёр и в мудром молчанье сидел подле него, наслаждаясь тишиной безлунной ночи. Выполз к нему из лесного мрака дон Большая Анаконда, шипя: «Я славно поохотился сегодня и теперь жажду веселья. Играй, пой, за это я подарю тебе, что пожелаешь». — «У меня нет гитары», — ответил ему дон Хуан. — «Как жаль, — сказал Дон Большая Анаконда, — стоило мне захотеть веселья, как попался совершенно никчёмный человек». — «Однако, — раздумчиво произнёс дон Хуан, — я знаю одного неутомимого кабальеро, чей дух пляшет сейчас в языках этого костра. Оживи его, если можешь, и он сыграет тебе на гитаре, если захочешь».

Дон Анаконда выхватил из пламени мятежный дух дона Педро и оживил его. Дон Педро предстал перед ними во всей красе — с пышными усами, в белых штанах, узорчатом пончо, белом сомбреро, с винтовкой и патронташем, гитарой, сигарой и большой флягой превосходной текилы.

Втроём они лежали у костра до зари, отхлёбывая по очереди из фляги и горланя песни так, что навсегда отвадили злых гринго появляться в здешних местах. Так Мексика избежала участи Техаса.
06. 03. 17' 02:51 - Все могут короли
Вежливый лось
Живет себе король. Обычный такой король. Одна штука. И чего-то он заскучал. Бывает. Король же. ( Вы только полюбуйтесь, как он зевает и почесывает голову скипетром). У короля в наличии королева. Одна штука. Ничего себе королева.

А еще наследник. Принц крови. Или даже два. Или три. Или четыре. Тут уж на что силенок хватит. (Вы только взгляните на эту умилительную картину. Король весь такой нарядный. И корона красивая, и королева под ней вполне себе ничего. Рядом малыши, вот взрослый в трусишках, второй, что поменьше, без, а третий, самый мелкий, ползает вокруг в подгузниках с погремушкой в виде скипетра).

А еще есть принцесса заморская. Одна штука. Нет, лучше две. Хотя лучше три. А еще лучше... Хотя тут силенок не хватит. (Кстати, в королевских фантазиях все они исключительно секс бомбы, и каждую необходимо подорвать). К принцессе прилагаются молодость, красота, веселый нрав, неутомимость.

Для обладания принцессой, нет, двумя, или тремя (вот тут король как то сильно размечтался) нужны или любовь, или богатство.
Принцессы клюют на богатство. Одна, две, три, даже...даже не напоминайте про силенки. Но королевская казна у короля общая. С королевой напополам. И расходуется на принца крови. Одного, двух, трех, а там уж на сколько силенок хватило. Ну, и королеве на балы и булавки. Получается, что богатства хватает только на трех, нет, на двух, да ладно врать то - на одну принцессу. Да и то по четвергам на полчасика. На большее точно силенок не остается.

А еще принцессы клюют на любовь. И если король тоже не дурак влюбиться? Тогда суд и раздел государства. И не будет ни королевы, ни наследников. И на принцессу после всего силенок тоже не останется. Так что лучше приложить к королеве красоту, веселый нрав и неутомимость и не думать о принцессах. Так оно завсегда дешевле получается. И силенок на все хватит. Кризис. Не до любви. Приветствуется прагматичный подход во всем.
lum
Да, вот так мало оказалось их. Тем не менее, конкурс проводится, хотя не по полной программе. Читайте, комментируйте, а в начале следующей недели будет ЧИТАТЕЛЬСКОЕ ГОЛОСОВАНИЕ!
lum
О том, что с младшей дочерью творится что-то не то, первым Игорю поведал Андрюшка. Именно он после выходных тихонько подошёл к отцу и почти на ухо прошептал:
- Пап, послушай, Наташка-то матом ругается…
- Как ругается? – Игорь обернулся к сыну, сопящему рядом.
- Тебе пересказать?
- Нет, не надо. – Знает он эту детскую непосредственность. Раз разрешили – получайте полной горстью, да так, что и не унесёте. – Откуда это у неё?
Впрочем, настолько прямолинейного вопроса можно было и не задавать. Откуда, в самом деле, сыну-то знать, если…
- А, может, ты научил?
Read more...Collapse )
lum
Все-таки в русскоязычной части блогплатформы почему-то встречается гораздо больше людей, которые не просто приходят потрепаться и поумничать, но и действительно думающих, интересующихся проблемами бытия. Наверное, так называемая "русская душа" не дает покоя сознанию.
Даже вот эта обычная женщина, ухаживающая за престарелыми, Ольга, и то пытается свой небольшой опыт и знания уложить в образы, в слова, поделиться ими с окружающими.
Майкл, в общем то и не думал, что увлечется ее страницей. Однако, прочитав несколько коротких рассказов о подопечных, где чувствовалась и забота, и любовь, и понимание, он завис в ее блоге. Просто ощутил забытое чувство спокойствия и мира в душе.Read more...Collapse )
lum
На церемонии вручения Нобелевской премии по физиологии и медицине известный генетик Майкл Гаранин устроил представление, чем немало позабавил присутствующих. Он принес с собой коробку в форме человеческого мозга, перевязанную атласной лентой, открыл ее, а внутри оказалась обычная детская игрушка с фигурами и отверстиями для них...

*****

— Да, я уже дома. Опять встреча с партнерами? Хорошо, не буду беспокоить, и ждать не буду. Все в порядке.
Звонок мужа застал Ольгу в прихожей их небольшой двухкомнатной квартиры на окраине Москвы. Она улыбнулась отражению в зеркале и, бросив на тумбочку ключи и телефон, прошла на кухню.
Все-таки есть в этом возрасте прекрасное: когда дети уже выросли, а тебя еще называют девушкой. И чувствуешь ты себя также.
С этими мыслями Ольга открыла холодильник, налила себе кефира, выпила, сполоснула стакан и уселась за ноутбук.
Read more...Collapse )
lum
Телефонов оказалось восемьдесят номеров. Я не спал, не ел, только большими глотками пил воду, словно мне все время было жарко. Похудел и осунулся. Не брился. Ужас подгонял меня. Смерть донимала меня, являлась каждый раз из-за занавески в час заката и уходила с рассветом, когда вновь появлялась надежда. И, наконец, вот оно – один из номеров сработал и результат - кафе под навесной дорогой метро.
Read more...Collapse )
lum
Глава 1. Зона комфорта.

Нонконформизм – такое слово, мне нравится. Я гляжу на шкаф, уставленный книгами – нонконформизм, перевожу взгляд на стопочку с коньяком – нонконформизм, на плоском экране видеовизора – немые «Четыреста ударов» - нонконформизм.
- Я принес твою новую книгу. Хорошо издали.
С удовольствием беру из рук гостя томик с фотографией на обложке, листаю. Много слов, составленных одно к одному, как сигареты в пачке.
- Рифмы хороши, это я заверяю, как твой псикодер.
- Почему тогда критик из «Папьюшен» заявил, что в них нет воздуха?
Придерживая рапчатый рукав пиджака, гость налил коньяк и бросил на книгу в моих руках прищуренный взгляд. Глаза как у черта.
- Критик из «Папьюшен» – старый маразматик. Откуда здесь этот журнал?
Read more...Collapse )
lum
- Эй, пора вставать, будущий лауреат!- бесцеремонно тормошил своего киборга Сэма Рой Джекинг.- Процесс самопознания не завершён до конца…

Киборг лениво потянулся, зевнул и сказал:

-А я и занимаюсь самопознанием. Надо же мне освоить эту биологическую оболочку. Ведь ты желаешь, чтобы я выглядел вполне человекоподобно…

- Премию дают не за человекоподобие, а за конкретные достижения в определённой области!

- Но ведь ты же не определился с этой областью. Кем я должен быть: биологом, математиком, физиком?
Read more...Collapse )
lum
Омуран улыбался. Солнечные лучи косо падали сквозь приоткрытые ставни на столешницу с прикреплённой к ней четырьмя шуртами натянутую кожу зверя-елдрика. Елдрика давно уже не было, а шкура – вот она – делала своё дело. Точнее – Омуран делал на ней своё дело, выполнял урок дядьки Воя. Урок невелик, но исполнить его полагалось со всем тщанием, ибо иначе наставник мог и осерчать. А серчает он примерно раза по два на дню. Иногда и чаще. Впрочем, вспышки гнева дядюшки Воя так же коротки, как и летние грозы. Долбанёт по загривку своей похожей на клешню зверя-орбана ручищей, заставит раз восемь выводить закорюки знаков – посидишь тут ещё не только до большого стола, но и до вечёрок. А там уж куда? Там – только дома и куковать. А оттого приходится сильно-сильно стараться. Знак Юка, начертанный Омураном на чуть ворсистой коже, выходил ну прямо, как на образце: со всеми завитушками и хвостиками. И то это была ещё не полная форма. Полная включала ещё и вид зверя-юка, со всей пастью его многозевной. Почему пасть многозевная, дядька Вой объяснил просто: дескать, много зевает зверь, что аж за ушами трещит. Да то ещё Юк малый. А вот большой! У того, по словам дядьки, не одна пасть, а аж две. Как оно так, Омуран не ведал. Юков живых он сам не видывал, да и шкур подобного зверя в селении не было. Поговаривали даже, что те они давно перевывелись или их перевывели местные охотники. А картинки… А что картинки? На картинках можно ведь всякого нарисовать. Кожа зверя-елдрика всё стерпит. Хотя тоже, в зависимости он писальной пасты что-то можно нацарапать лишь единожды. Вот он в писальную трубку сок из злака-оша заправляет, так тут стереть можно любой тряпкой с пастой го. А если заправить настоем из крови зверя-чукши, так хоть скребком скреби – не поможет.
Read more...Collapse )
lum
- Земля, я « Астра», прошу связи, прошу связи, мы возвращаемся. Земля, я « Астра»…
Звездолёт подлетал к Плутону. Командир Андрей Силантьев взглянул в иллюминатор. Карликовая планета с пятью спутниками находилась на расстоянии двенадцати тысяч км. В своё время на одном из спутников планировали установить что-то наподобие навигационного маяка для звездолётов. Похоже, что к единому мнению так и не пришли, хотя на Земле прошло…

«Нет, не надо сейчас об этом думать. Главное – мы возвращаемся…»

Определив задачу бортовому компьютеру, Силантьев устало откинулся в кресле и закрыл глаза. Через пять часов по бортовому времени выйдет из анабиоза его штурман, весельчак и балагур Сан-Сан, или Саныч - Александр Санин, ориентирующийся в навигации лучше умных приборов. Это он спас всех от неминуемой гибели, когда из-за сбоя систем слежения была неправильно рассчитана орбита Бета Проксима.
Read more...Collapse )
Журнал обновлялся Jul 23rd 2017, 8:59 pm GMT.