?

Log in

М а с с а р а к ш
Мир наизнанку
Недавние записи 
хм...
Все люди как люди, а у него -- расписание. Нет, даже не так -- Расписание. Пусть хоть война, хоть потоп, да вообще пусть всё исчезнет, но завтрак, обед и ужин должны быть по плану. И секретное -- ночной жор. Но об этом мало кто знает.

Он, понимаешь, рос в необычной семье. Не то чтобы обделяли, не то чтобы голодал, но вот, к примеру, завтрак. На тарелке, строго: одно яйцо (больше нельзя, вредно, холестерол, вон на дедушку посмотри), нарезанные свежие помидоры (две четвертинки), несколько кругляшков огурца, кубик морковки (клетчатка невероятно полезна, а ещё каротин -- для глаз и вообще для здоровья!) и квадратик чёрного хлеба (обязательно из муки грубого помола, а то прочее -- баловство одно, а нужно не баловство, а сложные углеводы! Ты ешь, ешь, чтобы ничего в тарелке не осталось!) И обязательно стакан молока (кальций же! как без кальция, ведь упадёшь раз и сломаешься весь на части!) Вкусный же завтрак, не поспоришь, но после завтрака до обеда -- к холодильнику не подходить! Никаких перекусов, никаких конфет-печений (тебе зубы не жалко? ведь останется один, а всё остальное -- будут сплошные дырки да коронки! посмотри на тётю Галю -- хочешь такую же улыбку? Спереди золото, а сзади-то, конечно, серебро, попроще, денег-то не хватило!)
Read more...Collapse )
info interlock
Для Проекта "День юного алхимика" в Заповеднике Сказок

Про ближнюю воду всяк знает. А про дальнюю — думать заказано, ибо необъятного не объять и того, что за гранью, не постичь. Средняя же вода Лабут-морем зовётся.

Блуждает среди туманов Лабут-моря Пшик-остров. Как пена Ранневековья отпузырилась, море просветлело и настало лагодать-время, по морю великое расселение пошло. Однако же никто на Пшик-остров не покусился, ибо там испокон-место страннопоселенцев — древних алхимистов. Кто на тот остров по нечаянию ступал, назад не возвращался.

Самовидец Мёмя туда с умыслом ходил. И через три года чудом возвратился. И кто знал его, свидетельствовали, что более никогда Мёмя не был прежним. А что ему алхимисты делали, про то сказать не хотел, а сказывал чудное.

Сказывал же, что живут-де алхимисты в своей деревеньке на краю Пшик-острова. Однако ж быр-рыбу неводами не ловят, багрец-водоросль не сушат, перлов из моквы не ковыряют, жорь-овёс не сеют, писк-ульи в садах-лугах не расставляют, пуранчёвых говяд не пасут, пятнистых кун не промышляют, кислых щей не прядут и блях не куют ни холодных, ни пипецких. И перо укуськи, коим иные острова Лабут-моря бедны, а в прежние времена богатействовали изобильно, те страннопоселенцы в укуськиных норах не собирают, отчего укуське на том острове вольгота, и развелось её больше тьмы.

Алхимисты зелёные яйца укуськи не трогают, и кислобокие жёлтые не трогают, а берут только поздние фиолетовые, коие у всех народов порчеными считаются. А и есть для этого особый лад — Укуськин грай-день.

Баял Мёмя, тамочные накануне троелуния не пыжатся-кукожатся, как обычные укуськи. Будто бы там, большие леталки отрастяша, укуськи сбиваются в стаю. Глазом моргнёшь-де, а они уж перья выпростали, загоготали и разом в небь взметнули. Однократно над островом круг широкий делают — и, беспрестанно курлыкамши, подаются в Грым-край, ныне утопший, о котором на земле одна легенда осталась, а им-де туда дорога посюдень дадена.

Взаправду то, али вовсе Мёминова брехня, да только в Книге первопричин равно писано, что-де брошенные укуськами фиолетовые яйца усердно отыскивать надо да в земляной яме складывать. Перед тем же с большой заботой яму тырдым-травой, свежескошенной и в снопи вязаной, во много слоёв устилаши. И как на восход третьей луны в чёрной небеси заискрится звёздная морось, надлежит искусникам начинать ход вокруг укуськиного клада. И идти тогда с торжественным песнопением, лагодно забыстряши круженье хороводное. И ход тот длить, покуда три луны не сойдутся. А как возгорит поперёк неби лунная радуга, домки всякие из земли попрут, и всяк бригус огневую сыпь повыше да подальше станет бросать, тут же тырдым-трава в снопях займётся и жаркими языками укуськин клад зачнёт облизывать, отчего к рассвету слипнутся фиолетовые яйца в одно большое Цу.

Хитрый Мёмя про Цу избегал говорить. А как его отцы-искусники на дыбу вздели, сразу и рассказал чуднейшее. Будто три дни и три ночи бродят внутрях Цу тайные сполохи, творяши из фиолетовой гнили, пахучей тырдым-травы и земли живого дракункула. Того дракункула страннопоселенцы-алхимисты со знанием дела выняньчивают, покуда оболочка чисто-слёзна. А как золото драконьих костей сквозь живой хрусталь перестаёт просвечивать, тут и настаёт миг — юный дракон разевает пасть и издаёт первый крик. И стихают гимны, и расходятся алхимисты по домам до следующего грай-дня. Расходятся и луны небесные до нового троелуния, и сыплется на землю белый прах, и наступает зима.

А про зиму Мёмя не успел рассказать — испустил дух на дыбе. И в Книге первопричин о том нет. А чего нет в Книге первопричин, того в мире быть вовсе не должно. Ибо писано: что за гранью, того не постичь, а токмо маета и соблазнь пустопорожний.
lum
Итак, объявляется двадцать второй, возможно, последний конкурс в Массаракше.

Играют 2 темы:

В центре мира неуютно
Кандидат на Нобеля


Первая тема победила в опросе. Вторую даю лично я. Она посвящена закончившейся нобелевской неделе, и я даже слегка ее поясню.

Нобелевских премий, как известно, 6: физика, химия, медицина/физиология, литература, премия мира и экономика. Рассказ может быть на любую из этих тем, о лауреате, о том, что происходит вокруг него... в общем, простор не ограничен ничем.

Центр мира – ну, тут еще больше толкований. Я жду рассказов о таком центре мира, который никто еще не представлял себе. Подумайте сами – мы живем на самой окраине захудалой провинциальной Галактики, и кое-что сделали за 5 тысяч лет цивилизации, из добрых 10 миллиардов доступных лет. Впрочем, тут я умолкаю.

Так что дерзайте.

Срок подачи работ – 4 декабря, воскресенье, полночь на понедельник по Восточному побережью Америки (в Москве – 8 утра, если ничего не изменится). Времени почти два месяца, этого достаточно, чтобы написать повесть. От нас же требуется рассказ до 40 тысяч знаков по счетчику Ворда, с пробелами. Жанр, как обычно, «любой, кроме скучных».

Адрес, куда следует посылать рассказы - mirnaiznanku@gmail.com

Жюри будет работать, как обычно, состав пока не утвержден. Работы будут выложены и результаты объявлены в неделю со 2 по 6 января 2017 года.

Приказ по Наизнанке № 1:


1. Всем авторам начинать лихорадочную мыслительную деятельность.

2. Не останавливаться на этом, а следовать алгоритму, предложенному А.С.Пушкиным:
                   «И мысли в голове волнуются в отваге,
                    И рифмы легкие навстречу им бегут,
                    И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
                    Минута — и стихи свободно потекут»

3. Всем авторам, не подтвердившим свое участие, очнуться от спячки и поспешить зарегистрироваться в прошлой записи.

4. Членам жюри прошлых лет прислать мне подтверждение своего участия в жюри 22-го конкурса, в личку в ЖЖ.

5. Читателям – подбадривать авторов, пинками под зад и уколами в него же.


Так победим, и так возродимся! Гмар Хатима Това!
11. 10. 16' 04:08 - Фейсбучное
Вежливый лось
-Стоять! – голос прозвучал резко и несколько истерично, бабский профиль, не иначе.
-Кто таков?! Зачем френдишься? Почему общих друзей нет? – к истеричному голосу добавился звук, который он больше всего боялся услышать, звук передергиваемого затвора.
Медленно разводя руки в стороны, он начал загружаться в профиль, приговаривая: «Не пальни, не пальни, не пальни!»
Read more...Collapse )
lum
Дамы и господа!

Все вы, уж верно, заметили, что Наизнанка, она же Массаракш, любимое наше сообщество, находится при последнем издыхании.

Кто-то почивает на лаврах, кто-то затаил обиду на неблагодарных читателей и членов жюри, а кого-то засосал гибельный реал. Причин тому много, а результат один: некогда процветающее сообщество, где не смолкал стук молотков, скрип повозок, крики уличных торговцев и ржание лошадей, обратилось в руины.

Почти обратилось!

Настоящим объявляю:

Совет смотрителей вручил мне бразды Диктатора Наизнанки. Я принимаю на себя эту ответственность и жду от всех не повиновения (на что бы оно мне сдалось?), а честного вклада в святое дело Возрождения. Ренессанса, как говорят наши друзья итальянцы.

Вспомним наше слaвное прошлое. Вспомним, как мы работали, торопясь успеть к окончанию конкурса. Какие безумные идеи посещали нас, сначала в смутной форме, а потом отливаясь в строчки. Вспомните, какая это была радость – писать, следуя извивам фантазии, и понимать наконец, что ты сделал что-то, чего еще не было никогда, чего не знали люди, а теперь узнают.

А обсуждение рассказов? Мало сообществ, где бы так терпеливо и заботливо разбирали, по косточкам, то, что выложили авторы, где давали бы столько советов, иногда обидных для самолюбия, иногда лестных, и всегда заставляющих задуматься. И может быть, стать немного лучше.

А ожидание результатов конкурса? Как забыть эту лихорадку? А поздравления и чествование победителей?

Это все было не зря. Вышли книги наших авторов, рассказы печатаются в сборниках, толстых журналах. Имена многих на слуху, и произносятся с уважением. А начинали они здесь, в конкурсах Наизнанки. И помнили главные слова из устава сообщества: « взглянуть на мир с иной, необычной стороны». Только вот – разлетелись «птенцы Петровы». Опустел отчий дом.

Гм. Я чуть не забыл, что я – диктатор.

Я обращаюсь к победителям и призерам всех конкурсов: хватит коснеть и киснуть! Соберитесь, встряхнитесь, нас ждет работа. Наизнанка должна снова стать местом, о котором говорят с интересом, куда заглядывают каждый день.

Обращаюсь к вам, kisochka_yu,liza_bam, karetu, cordova, tetushka, morkoy, inkogniton , wassillevs , alolkar, olga_doroff, rillada, nechaman, lesya_les, kulyok, damncynic, solokha, v_molchanov, neya_iliya, cwam_perfect, nedike, helgvar, 13_klyaks… Простите, кого не упомянул – я очень многих жду на этом конкурсе.

Не пора ли удивить, рассмешить, заставить плакать наших читателей? Вы можете это!



И к вам отдельно обращаюсь я, somesin, pomarki, opalkina.

Не я ли предсказывал вам великое будущее?

И вот оно настало. Вы – признанные авторы, ваших рассказов ждут люди.

Если не вы, то кто? Если не сейчас, то когда?


Приказываю:

Все, кто примет участие в следующем конкурсе, отметьтесь в комментариях. Окончание конкурса - 25 декабря.


Тех же, кто не встанет в строй, да постигнет позор и суровая кара товарищей, а также кармы и кусалы!

Условия конкурса – следующим постом, завтра. Ждите моих указов и эдиктов. Трепещите, разумеется.

Чрезвычайный и Полномочный Диктатор Наизнанки, rezoner
09. 10. 16' 12:54 - Демон Лапласа
Жизнь удалась
Таких забегаловок на всех трассах как у дурака махорки, и все до одной они мне хорошо известны, а как же иначе.
Машина у меня старенькая, «Герберт» двадцать второго года, но бегает пока вполне сносно, правда привирает хронометр, да кардан стучит, цепляясь за мировую линию. Старичка «Герберта» поставим в тенёк, пусть остывает, стравливает мнимые вероятности в землю. Сержант из патрульной машины провожает меня ленивым взглядом, прикидывает, что да как, вес, рост, особые приметы и можно ли с меня слупить малую мзду. Я козыряю ему двумя пальцами и сразу становлюсь неинтересным. Тут подъезжает респектабельный «Клиффорд», я открываю дверь кафе перед молодой парой, оба в чёрном, глаза девушки ещё не высохли от слёз.
Внутри не сказать, чтобы битком, но народу хватает и уже изрядно накурено. Обо всех присутствующих мне известно абсолютно всё. Вон та шумная компания, ну чисто дети, едет охотиться на динозавров. У них всё по-взрослому – мощные «Ли-Энфилды» в футлярах красного дерева, усиленные патроны «Магнум» с ледяными пулями, комбинезоны хаки, больше похожие на скафандры, на рукаве шеврон-голограмма – порхающая бабочка.
А вот тот напомаженный юнец с серьгой в носу отправился убивать своего предка – ему, видите ли, приспичило на себе проверить известный парадокс. А предок юнца, я вам скажу, довольно известный гангстер, и его уже предупредили, догадайтесь, кто? И как только юный нигилист выйдет из своего навороченного «Айзека», тут же отгребёт знатную порку ремнем – чтоб уважал старших, сукин сын!
Официантка, ноги от ушей, приносит мне двойную порцию пельменей в бульоне с чёрным перцем, майонезом и луком, корзинку с ржаным хлебом, стакан чая и подмигивает, бестия. Девушку в чёрном вновь бросает в слёзы, мужчина держит её за руку. Ну вот, скажите, какой смысл бывать на своих похоронах, да ещё не в первый раз? Постоять у камня, прочитать надписи на венках, да пересчитать присутствующих? Дурёха, ты лучше на вторую дату глянь, да порадуйся.
Всё это и миллионы других ситуаций я вижу каждый день, но мне не надоедает, мне нравится моя работа. Я почтальон, я доставляю письма. И мне даже не приходится вскрывать их, чтобы узнать содержимое.
« - Дорогой дедушка Манфред! Мне очень захотелось написать тебе письмо, чтобы сообщить, что я с отличием окончила музыкальную школу миссис Гольдстайн по классу шептолино и скоро уезжаю выступать на Луна-Фестивале. Мама и папа очень за меня рады. А ты, дедушка Манфред, пожалуйста, 16 сентября 1916 года будь осторожен на этой реке Сомме. Прошу, останься в окопе, не поднимайся в атаку. Целую, твоя любящая правнучка Адель».
На конверте нарисован красивый, но непонятный цветок.
Мне прекрасно известно, как поступит молодой дедушка Манфред, но всё равно, это письмо он получит. А вот что будет дальше, упадёт ли он лицом в мокрый песок или тот патрон с роковой пулей перекосит в затворе –мне не известно. Могу я, в конце концов, позволить себе хоть чего-то не знать?
Я знаю, что могу!
Жизнь удалась
У меня имеется ещё один рассказик про Дона Педро, который нигде не выставлялся. Пусть он будет в Наизнанке, никто не против?

Прадедушка Дона Педро, которого, как вы понимаете, тоже звали Дон Педро, во время американо-мексиканской войны служил партизаном. Горный партизанский отряд прадедушки Дона Педро отчаянно сражался с америконскими захватчиками, пытаясь отстоять независимость исконно мексиканского штата Колорадо. За это злобные и некультурные янки за глаза обзывались на них "колорады - ватные штаны".
И вот как-то прадедушку Дона Педро Дона Педро вызывает к себе командир партизанского отряда Педро де Барбамбия, который за отвагу и беспощадность к империалистам получил прозвище Рубироид (его боевой клич:"Руби, ребята идиотов! Шинкуй их в капусту!" до сих пор эхом отдается в Большом Каньоне).
- Mой отважный друг Дон Педро, - сказал прадедушке Педро Педро-Рубироид. -
- Дела наши оставляют желать лучшего, ненавистные гринго теснят нас своими превосходящими силами и боюсь придется отступить нам за реку, в нашу Аризону, а может быть даже и в Калифорнию. Посему поручаю тебе важную дипломатическую миссию.
- Следуй вон в ту сторону, в далекую страну Бразилию, к моему закадычному приятелю, императору Педро Второму, -молвил Педро-Рубироид прадедушке Дона Педро Дону Педро, самому отважному партизану.
- Кланяйся ему в пояс, передавай привет его супруге Луизе-Антуанетте, напомни, что он продул мне в карамболь полПарагвая и пусть пришлет нам в подмогу пару батальонов своих амазонских десантников.
Xрабрый прадедушка-Дон Педро-партизан недолго собирался. Нацепил на пояс бочонок с порохом и трехлитровую калебасу с текилой, которую местные партизаны гонят из самых злых кактусов, а иногда используют и как химическое оружие. На одно плечо повесил проволочный садок с почтовыми лягушками, а на другое свой безотказный штуцер двенадцатого калибра, затем малость поразмыслил и решил, что по такому случаю грех скаредничать и поменял прошлогодние портянки. В последний раз оглядел он склоны родных гор, где у костров сидели его героические соратники и распевали удалую партизанскую песню:
"Вдоль по речке Рио-Гранде Лучше не ходить
Мы лихие партизане
Можем пристрелить
Знать не знаем о законе
Но имеем честь
Семь патронов в смит-вессоне
В кольте только шесть"
И потопал вон в ту сторону.
Долго шел отважный прадедушка-дипломат, перелазил через горы и каньоны, рассекал прерии и саванны, пробивался через вельд и пампасы и при этом горланил мексиканские народные песни, особенно часто исполнялся марш "Я конкистадор в панцире железном". Многие беды и невзгоды претерпели те хищники и другие неприятные представители местных экосистем, которые по наивности пытались заступить ему дорогу, о чём в последствии горько сожалели. Но каждый вечер, сидя у костерка, рассупонив ичиги, прадедушка Педро доставал походный секретер и писал письма:
- Добрый день, веселая минутка. Здравствуйте, бесценная моя Донна Роза Дальвадорец...
Закончив письмо, Дон Педро доставал из садка лягушку помоложе, привязывал послание ей на загривок и, чтобы сократить бедняжке путь, сильно раскрутив почту над головой, бросал ее в сторону кровнородственных гор. И вот, когда в садке осталась только одна самая матерая жаба, прадедушка Педро заметил, что в лесу очень много диких-предиких обезьян.
- Стало быть я уже в Бразилии, - умозаключил путешественник и бесстрашно углубился в амазонскую сельву.
Обезьяны пытались кидаться в него бананами, но прадедушка погрозил им пальцем и предупредил, что останется здесь надолго, если те не перестанут хулиганить. Кайманы бросались врассыпную и пытались забраться на деревья, где уже сидели в полной тревоге анаконды. Пираньи, почуяв донпедровы портянки, улепётывали к устью Амазонки, где и тонули в водах Мирового Океана.Там и сям в дебрях стучали тамтамы местного населения, предупреждая о приближении вооруженного и опасного мексиканского туриста.
Прибыв ко двору, прадедушка Дон Педро снял сомбреро и отвесил императору предписанный поклон. Затем, вежливо и, строго по этикету, осведомившись о здравии императрицы, Дон Педро, дабы не тянуть резину, тут же выставил на стол калебасу с текилой. Всю ночь Дон Педро и Его Императорское Величество Педро Второй обнявшись сидели за столом и клялись в вечной и нерушимой мексикано-бразильской дружбе. Император, одной рукой нетвердо держа стакан, а другой поправляя постоянно сползающую корону, божился, что немедленно, сию же секунду завтра командирует отдельный экспедиционный корпус в помощь восставшим мексиканским братьям.
- Дон Педро, скажи мне, друг, ты меня уважаешь? Тогда верь мне как родному, вместе мы погоним бледнолицых до самого Сиэтла, штат Вашингтон, а может и до Аляски, пусть там с ними злые русские разбираются. А полПарагвая так забирай, да хоть целиком.
Утречком прадедушка Дон Педро высосал весь рукомойник, подоткнул храпящему императору под монаршее лицо кухонное полотенце и в знак доброй воли свинтил ему с короны самый большой брюлик. Затем остатками самогона смазал лапы последнему жабу и дал ему пенделя, даже не сверяясь с компасом. И тронулся в обратный путь. Слабый же нутром император Педро Второй Номер, помаявшись три дни, решил, что все это морок и галлюцинация от переутомления. Войска так и остались в казармах.

Эту правдивую фамильную историю мы рассказали, чтобы объяснить отчего Дон Педро недолюбливает бразильянцев. теперь вы знаете отчего.

PS: Песня "Мексиканская-Партизанская" - это народный вариант известного шлягера от сеньоров Лысикова и Худякова.
24. 09. 16' 08:30 - Семь камней
хм...
Я познакомилась с Йоси совершенно случайно. Приехала на автобусную станцию раньше времени и начала бродить по вокзалу, чтобы скоротать время. На вокзале скоротать время можно либо присев перекусить, либо заходить во все магазины подряд и глазеть на развалы одежды, обуви, дисков или книг. Приятнее всего, конечно, зайти в книжный магазин и спрятаться где-нибудь в дальнем углу с какой-нибудь книгой. В тот день книжный был закрыт и на двери висела большая табличка: переучёт. Интересно, что они переучитывали. Но, так или иначе, оставалось только либо зайти в кафе, либо бродить меж бесконечного ряда магазинов. Размышляя о том, что же лучше, я заметила Йоси. Он сидел за своим столиком рядом с лестницей. Столик был накрыт какой-то скатертью, на которой красовались павлины и попугаи. На столе лежала колода карт, хаотически разбросаны несколько цветных камней и курилась сандаловая палочка. Я подошла и села на стул напротив.

- Добрый день. Меня зовут Йоси. А тебя?
- Тата. Меня все зовут Тата. Ты гадаешь?

Я сама не знаю, для чего я туда подсела. Я не верю в гадания, не верю в духов, не верю в спиритические сеансы. Я верю в здесь и сейчас. Когда-то, в далёком детстве, мы вызывали духов. Мы раскладывали большую круглую белую доску, сверху ставили стрелку и держались за руки. Кого мы будем вызывать в этот раз? Эйнштейна предложила Маша. Помню как смешно нам стало тогда -- зачем нам Эйнштейн? Маша пожала плечами -- почему бы и нет? Мы вызывали Эйнштейна: закрывали глаза, держались за руки, качались в разные стороны и монотонно бормотали: дух Эйнштейна, приди к нам, дух Эйнштейна, расскажи нам..

- Я гадаю. Тебе погадать?
- Я и сама не знаю, что мне.

Йоси внимательно посмотрел на меня и засмеялся:

- Ты не веришь в гадания, так ведь?
- Не верю, -- стало сразу легче. Легче, что не надо придумывать ничего. Не надо объяснять, зачем же я к нему подсела, раз всё равно не верю. И ведь знала же, что гадает. Карты, сандаловая палочка, павлины на скатерти. Весь антураж, всё как положено.
- Так гадать или нет? На самом деле, это не важно, веришь ты или нет. Если не веришь, то какая разница, что я тебе скажу. А если вдруг сбудется, будешь думать, что это занятное совпадение.

Эйнштейн тогда так и не пришёл. Пришла Леськина мама. Долгое молчание и отсутствие света в комнате стали её волновать. Она зашла в самый ответственный момент. Именно тогда, когда пресловутая стрелка уже почти начала крутиться. Именно тогда, когда уже были почти слышны шаги. Она распахнула дверь и мы все закричали. Маша испугалась больше всех. Потом-то, конечно, мы все смеялись и наперебой объясняли, что это шутка. Что мы не верим ни в каких духов. Потом -- через полчаса, когда она поила нас чаем на маленькой белой кухне. Лесина мама достала откуда-то огромную банку земляничного варенья. Кому нужен дух Эйнштейна, когда есть земляничное варенье.

- Тата... Красивое имя. Никогда не слышал. Ты, наверное, актриса?
- Нет, совсем не актриса. Дурацкое имя, -- огрызнулась я, -- мама начиталась каких-то книг. Дурацкое имя.
Read more...Collapse )
22. 09. 16' 10:26 - Обида
хм...
Дорогой,

как ты уже, наверное, я искренне на это надеюсь, заметил, я с тобой не разговариваю. Вот уже три дня. Я очень надеюсь, что ты это заметил, а не подумал, что мне просто вдруг захотелось помолчать и оставить тебя в покое. Мне не хочется оставлять тебя в покое, но я не могу тебе ничего сказать. Я с тобой не разговариваю. И ты сам знаешь почему. То, что произошло три дня назад, нанесло мне тяжёлую психологическую травму. Я не знаю как дальше жить, не знаю как с тобой вообще после этого разговаривать, не знаю как на тебя смотреть. То, что я прихожу и ложусь с тобой в кровать -- ни о чём не говорит. К моему тяжелейшему моральному состоянию ни к чему ещё и травмированное физическое. Можешь не ухмыляться. Не опошляй момент! Сотри эту дурацкую ухмылку немедленно! Я же точно знаю, что, дочитав до этого места, ты всё ещё на трёх строчках назад. Алё! Я ещё не закончила. Так вот. Или ты придёшь -- я бы даже сказала на коленях, но мне жалко твои колени и денег на проктолога -- или я не знаю даже что я буду делать. Разговаривать с тобой до этого, я не планирую. Ты меня понял? Нет, я серьёзно -- ты понял? Если бы ты понял, кивнул бы. Это ты сейчас просто так киваешь. Только потому, что я сказала кивнуть. Если бы понял -- кивнул от чистого сердца. Но этого ты сделать не можешь в принципе -- как можно кивнуть от чего-то, чего нет! Если тебе есть что сказать до того, как ты собираешься вымаливать прощение, ни в коем случае не подходи -- оставь письмо под микроволновкой, я посмотрю. Только глубоко не запихивай. А то опять рухнет полка, а я с тобой не разговариваю -- кто её чинить будет? Ты же без подсказки ничего не сделаешь. Ты всё понял? Под микроволновку -- усёк? Не перепутай, я не буду искать по всей квартире. В смысле буду, конечно, но ещё больше рассержусь, и тогда всё. Не спрашивай что всё. Я ещё сама не знаю.

Обнимаю (зачёркнуто), целую (зачёркнуто), чтоб тебе пусто было (зачёркнуто) В общем, вот.
Read more...Collapse )
memo book


Тринадцатый конкурс фантастики журнала "Химия и жизнь" идет на взлёт...
хм...
Как сегодня говорят: основано на реальных событиях.

Здравствуй, Боря!

Как у вас дела? Как жена, дети? У меня всё хорошо: готовлюсь к марафону. Ты же знаешь, каждый год я бегаю марафон. Следует отметить, что это чертовски держит в тонусе. Ты не поверишь -- но со мной, пересекшим, как ты знаешь, рубеж шестьдесят, вчера заигрывала тридцатилетняя (как мне показалось) мадам. Одно беспокоит: идти мне скоро на обследование, и сдаётся мне, что моему врачу не понравятся мои многолетние привычки, в частности, мои две пачки сигарет и бутылка водки в виде дневной нормы. Но где наша не пропадала -- пойду, а там разберёмся. Всенепременно буду держать тебя в курсе событий. Кланяйся супруге и детям.

Твой Лёня.

Здравствуй, Лёня!

У нас всё хорошо. Супруга и дети передают тебе горячий привет и пожелания не подкачать на марафоне. Доктор -- это не страшно. Ты ему всё объяснишь: про многие лета, про привычки, я уверен, он поймёт. Главное, не забывай о том, что цель -- это марафон. Ты, который столько лет бегает?! Ты же и сейчас в форме, не так ли? Так что сходи к врачу, объясни ему это всё и дерзай. Держи нас в курсе всех событий -- мы переживаем. Вместо заигрывающих девушек, обратил бы ты внимание на какую-нибудь порядочную мадам, живущую поблизости. От этого выигрыш и здоровью, и, так сказать, душе. Глядишь, и доктор вообще не понадобится. Обнимаем тебя всей семьёй.

Твой Боря.
Read more...Collapse )
info interlock
Для проекта «День цветочных фей» в Заповеднике Сказок.

Генри Бромлей не стал задерживаться в Сток-андер-Лайм, а воспользовался попутной повозкой и ещё до наступления вечера прибыл в Ильмхёрст. По прибытии, уставший, засиделся в «Зелёных вязах», размышляя о странных событиях, приведших его из Бристоля в эту глухомань среди торфяных пустошей и холмов. Трактирчик на окраине Ильмхёрста, хозяйке которого пришлось заплатить вперёд шесть шиллингов за трёхдневный постой в крохотной клетушке с тараканами, пожалуй, был не самым подходящим местом, но другого в округе просто не было.
Где-то здесь терялись следы Чарльза…

С кухни доносились густые запахи, шум и перебранка. Пока проголодавшийся в пути Генри с блаженством ел простецкую деревенскую пищу — горячую картофельную похлёбку с ростбифом, — небо затянуло тучами. Стихия разыгралась не на шутку. В путешествии его повсюду сопровождала приятная летняя погода. А тут — словно посреди июня вдруг наступил промозглый ноябрь: в оконные стёкла захлестал дождь, ветер немилосердными порывами трепал ветви вековых вязов.
Вбежали без стука двое мальчишек лет восьми-десяти. Один из них, сын трактирщицы, показал пальцем на Генри и тут же выскочил за дверь. Второй оказался посыльным.
— Жапишка, шэр! — рыжий мальчуган с оттопыренными ушами встал перед Гарри, в ожидании честно заработанной монеты переступая с одной босой ноги на другую в быстро набежавшей дождевой лужице.
— Полагаю, тебе уже заплатили, верно? — строго прищурился Генри. — Так давай сюда записку!
— Нет, — замотал головой шепелявый посыльный, — не жаплатили, клянушь швятым именем Чернана.
— Откуда тебе знать святого Тернана? — проворчал Генри. — Если уж клянёшься, так клянись собственным именем. Если, конечно, оно чего-то стоит.
— Я шлышал, шегодня день его поминовения, шэр, — для солидности сорванец шмыгнул носом, густо усеянным конопушками.
Мелкой монеты у Генри не оказалось, и он дал посыльному медный пенни.
— Шпашибо, шэр! — засиял босоногий курьер и стал рыться в карманах в поисках записки. По мере того, как на его физиономии усердие сменялось удивлением, а затем тревогой и испугом, стало понятно, что записку он потерял.
— От кого записка?Collapse )
Жизнь удалась
Впервые поучаствовал в блиц-конкурсе клуба astranova, место занял чуть выше среднего, да и что с того?)))

В тот злополучный вечер дон Педро, известный мексиканский бандит и сподвижник Панчо Вильи, шёл к прекрасной донне Розе, повторяя про себя сочиненные накануне стихи.
- Я помню чудное мгновение
Передо мной явилась ты…
Прекрасная и гордая донна Роза, по-видимому, ожидавшая нечто совершенно другого, расплакалась и дала дону Педро в глаз.
- Чорт разберёт этих баб, - ворчал обиженный, но тоже гордый дон Педро на пути домой, прижимая к глазу холодную лягушку, которую выловил в ближайшей канаве.
Весь остаток ночи, как и всё остальное время, свободное от грабежей и налётов, он посвятил своему хобби. Дон Педро увлекался механикой. В дырявом сарае, который отчего-то именовался гаражом, он держал угнанный из Аризоны списанный немецкий триплан «Рамфоринх». Упорно и вдохновенно трудясь, дону Педро, наконец, удалось присобачить к самолёту новейший пулемёт «Мендоза» так, что тот мог стрелять через пропеллер.
Ранним утром дон Педро почистил зубы и, пожевав для куража совсем немного пейотля, вылетел к форту Сан-Мигель, чтобы оказать атакующим эскадронам Панчо Вильи авиационную поддержку. Дагерротип прекрасной донны Розы из чистейшего серебра он прикрепил к приборному щитку.
Огневая мощь модернизированного пулемёта оказалась столь велика, что аэроплан сначала остановился в воздухе, а потом и вовсе полетел в обратную сторону. Тут-то и случился хроноклазм, истинные причины которого остаются неизвестными науке и по сей день. Лошади вдруг поскакали в атаку хвостом вперёд, пули залетали назад в ружья, даже кактусы стали расти в себя. Солнце тоже решило не выделяться и помчалось назад, в сторону Японии.
Сам же дон Педро благополучно приземлился задом наперёд аккурат у гасиенды прекрасной донны Розы, но только вечером вчерашнего дня.
Притаившись в кустах, он дождался недотёпу-неудачника, идущего по тропинке и бубнившего себе под нос дурацкие стишки. Руководствуясь подсознательным чувством исторической справедливости и всеобщими научными принципами симметрии, дон Педро подскочил к простофиле, тут же подбил ему глаз и уволок обмякшее тело в кактусовые заросли. Сам же решительным шагом направился к прекрасной донне Розе.
- К чёрту стихи, - сказал он ей и немедленно заключил красавицу в страстные объятия, жадно припав к её губам.
- Ах, мой милый Педро, - сказала прекрасная донна Роза уже в спальне. – Отныне я ваша навеки.
Photo
Владимир Ильич Ленин очень любил свою жену. Когда он её увидел в первый раз, как она приехала в Шушенское без валенок, он очень удивился и обрадовался:
— Наденька! Что вы здесь делаете в такой глуши? Уж не ко мне ли вы приехали?
Надежда Константиновна и вправду приехала к нему, ей хотелось замуж за вождя мировой революции. Ленин был чуткий человек и сразу на ней женился.

Read more...Collapse )
Журнал обновлялся Feb 28th 2017, 4:49 pm GMT.