?

Log in

No account? Create an account
М а с с а р а к ш
Мир наизнанку
Недавние записи 
18. 03. 19' 12:48 - Горка
Вежливый лось

У нас была горка. Длинная. Во всю улицу. Улица шла под наклоном и обрывалась проезжей частью. Зимой колонка на углу лопалась от мороза, и пока неторопливый водоканал устранял протечку, вода успевала намерзнуть по всей длине улицы, образуя дивный скоростной спуск, опасно обрывающийся у проезжей части. Сколько седых волос мы прибавили мамам и редким водителям в тот год, когда захватив из дома горбушку с пахучим подсолнечным маслом, мы выскакивали на улицу, где разбивая коленки, протирая штаны и раскатывая подошвы "прощаек" летели по этой горке вниз, туда, к проезжей части. Но нам было только так надо. Только так было интересно. Только так - весело.

Однажды, любимая женщина сказала: "Тебе так не надо", и ушла, неплотно прикрыв за собой дверь. Оставив маленькую щелочку, лазеечку. Женщины никогда не уходят насовсем. Они всегда возвращаются. Воспоминанием, скандалом, деловым предложением, третьим шансом, случайным пьяным звонком, сексом, даже комментарием. Иногда - детьми. И это так мелодраматично.

Женщины любят мелодраму. Она плачет тебе в лицо: "Ты хоть любил меня?" А ты поправляешь растрепанные волосы, придаешь лицу осеннее выражение, долго куришь, а потом подыгрываешь: "Конечно! Только тебя одну!" Она размазывает по лицу дождь и, покачивая бедрами, уходит. Чтобы потом вернуться.

Read more...Collapse )
19. 01. 19' 06:29 - Рыба-кот
стид
На верхней палубе в шезлонгах полулежали двое мужчин и любовались садящимся в океан солнцем.
- Даже если всё напрасно, уважаемый Христофор Аристархович, - заметил тот, что был моложе, - то оно того стоило. Когда ещё выпадет такой случай? Я считал, что так до конца жизни и буду в том институте сидеть безвылазно. И тут, среди зимы, срочная командировка. Меня прямо с катка забрали, даже коньки сдать не успел. Родные считают, что я в отпуске.
- Вы же не думаете, коллега, - ответил его визави, - что государство нас отправило сюда отдыхать?
- Столько шума из-за одной радиограммы! - отмахнулся собеседник. - Я вообще не понимаю, что мы здесь делаем. Бумажки эти у меня уже вот где! - он провёл раскрытой ладонью по подбородку. - По мне, эти люди - просто психи. Я, конечно, допускаю существование объекта в природе. Но им-то могло просто померещиться. Вспомните, как нас встретили. Чуть сигнальной ракетой вертолёт не сбили.
- Мы проверяем информацию, - устало пояснил Христофор. - Если это просто массовое помешательство, то все спокойно вздохнут и вернутся к своим делам.
- Значит, просто смотрим, читаем бумажки и ждём? - поморщился молодой. - А лично с экипажем поговорить?
- Кому надо, уже поговорили. Тексты вы читали, Иван Бонифатьевич. Станем давить - начнут привирать. Они же не знают, что мы ищем.
- Ладно, мы! - не унимался Иван. - Но зачем столько народу сюда притащили? Доктора, профессора... Я даже одну медсестру видел. Интересно, она хоть раз шприц в руках держала?
- А ещё журналисты, студенты, телевидение аж от двух компаний, - иронично продолжил собеседник. - Главное - создать у экипажа впечатление, что им верят и ловят каждое слово. И никто даже не спросил, есть ли у них лицензия на ловлю. Мы оба знаем, что нет.
- Хорошо, но юнатов зачем привезли? Кстати, крепкие ребята, ни одного не укачало.
- Вы же понимаете, коллега, если за человеком постоянно следят медики - он хоть что-то да заподозрит. Начнёт избегать контакта, замыкаться. Но ходящая по пятам восторженная очкастая ребятня вызовет лишь улыбку. Отборные кадры!
- Они что, не дети? - удивился Иван.
- Нет, конечно! - улыбнулся Христофор. - Что мы, звери, что ли, на китобазу школьников тащить? Студенты, просто выглядят молодо. Кстати, не советую им грубить, господин академик, отметелят запросто.
- Это меня-то?! - обиделся господин академик и согнул руку в локте, обозначив под парусиновым рукавом мощный бицепс.
- Да, вот именно вас, крыса вы сухопутная! Это элита военно-морской академии, специализация - океанография и естественные науки. Именно под наш случай. Не считая спецдисциплин типа рукопашки и огневой подготовки. Больше ста человек. Короче, я вас предупредил, не нарывайтесь! Вы аналитик, вот и анализируйте. Информации выше крыши. А махать кулаками оставьте тем, кто умеет.
Христофор Аристархович хитро посмотрел на коллегу:
- Мне много про вас рассказывали. Лучший в стране фелинолог.
- Скажите прямо - читали досье, - буркнул Иван. - А вы, я знаю, лучший цетолог. Вас-то зачем позвали? Кто-то буквы в радиограмме перепутал?
- Нет, традиционный флотский бардак здесь ни при чём. По нашим данным, в этом месте может быть много интересного и в моей сфере. Впрочем, с вашего позволения, я прекращаю дозволенные речи.
- А, что, коллега, вы думаете? - Иван скосил глаза в сторону.
- А чего тут думать, вне всякого сомнения! - усмехнулся Христофор. - Желаете убедиться? Вася, - тихонько прошептал он в никуда, - подь сюда, дело есть.
Над шезлонгами мгновенно вырос двухметровый детина в форме моряка.
- Вася, уточни, сканер больше ничего не засёк?
- Горизонт чист, - отрапортовал Вася, вытянувшись в струнку. - Мне бы сказали.
- Тогда позвольте узнать, молодой человек, что это вон там за движение в воде. - Христофор лениво указал направление. - На акулу не похоже.
Василий резко развернулся в указанном направлении, прищурил глаза. Охнул, выхватил из кармана бушлата предмет, похожий на губную гармошку и поднёс к глазам. Шумно выдохнул:
- Я сейчас уточню!
- Оптику оставь! - рявкнул Христофор командным голосом.
С той стороны, куда бросился Василий, прилетела "гармошка". Поймав на лету бинокль, цетолог протянул его Ивану:
- Ваше мнение, коллега?
- Он! - выпалил Иван, посмотрев в море вооружённым глазом. - Точно он! Живой! Это же сенсация! Эх, а как же его...
- Поймать? - учтиво осведомился цетолог. - А как вы ваших подопечных ловите?

Спустя полчаса в эфир ушла радиограмма. "Центру. Информация подтвердилась. Искомый объект обнаружен в указанном квадрате. Ловлю считаю нецелесообразной. Продолжаю наблюдение в естественной среде объекта. Покотам."
tell me
Новогодняя сказка

Одна ворона любила чужие секреты.

Однажды она подслушала, как аисты рассказывают птенцам сказки. Про дальние страны. Дальние страны вороне понравились. Очень! Прям так понравились, что она тоже захотела. Туда, где пальмы, финики и тёплое море. Хотя перья у неё не те, и дыхание не спортивное — не для дальнего полёта. Но дело не в этом. Все трудности она в конце концов перетерпела. До тёплого моря кое-как добралась. Да что там! Нормально добралась. Пусть не как аисты. Но главное же — результат. Даже мороженым угостилась кое-где в пути.

Покачалась ворона на пальме у южного моря — весело! Поклевала фиников — объедение! Искупала клюв в бирюзовой волне — вообще восторг!

И всё. Кончилась сказка. Налетел ураган, засвистел, заревел, закрутил, завертел. И унёс ворону за высокие горы, за дремучие леса. Забросило ворону на Крайний Север.

Ужасно. А главное, обидно.

Очнулась ворона, слышит, хнычет кто-то. Пригляделась к двум холмикам, а это не снежные холмики, а медвежата копошатся. Белые. Ворона тут же забыла про северный холод и спрашивает:

— Эй, вы, оба-двое! Вы что тут делаете?
— Мы маму ждём, — отвечают белые медвежата.
— А где ваша мама?
— К ледовитому морю ушла. За едой.
— Понятно, — кивает ворона. — А хнычете чего?
— Нам скучно! Ску-у-учно!
— Ша, медведи! — говорит ворона. — Кончилась ваша скука.
— Не кончилась, — заупрямились грустные медвежата, — без мамы ску-у-чно!
— А я говорю, кончилась. Теперь у вас есть я! Сейчас слепим вам снежную маму. С мамой-снеговиком ещё никто не скучал! Вот увидите…

Показала ворона медвежатам, как катать снежные шары. И как из снежных шаров лепить снежную бабу. Работа тут же закипела. Повеселели медвежата, стараются, пыхтят.
Но снеговик у них плоховато получился. Ворона так им прямо и сказала:

— Молодцы! Для первого раза неплохо. Но вообще-то снеговик никудышный.
— Почему? — огорчились медвежата и давай снова кукситься.

Видит ворона такое дело...Collapse )
03. 01. 19' 07:53 - Хронофон
tell me
Новогодняя сказка

На выходе из метро я на мгновение потерял бдительность, и сливовый от мороза афромосквич в женских мохеровых варежках и таком же смешном шарфе всучил мне яркую рекламную листовку. «Галактическая акция — хронофон в подарок!» — мельком успел прочесть я, прежде чем листовка отправилась в ближайшую урну. С некоторых пор сорить на улицах Москвы стало не принято.

«Надо же, — не преминул посетовать мой внутренний скептик, — и не жаль кому-то тратиться на отличную бумагу ради всякой ерунды». Бумага и впрямь была великолепной.

Тут же завибрировало сообщение на смартфоне: «Приветствуем нового участника галактической акции! Экспресс-анализ определил Вашу хроноличность. Ваш хронофон будет доставлен через 3.6 x 10+18 фемтосекунд в ближайший от Вас хрономат по геокоду: широта -4.250551; долгота 15.257263».

Мне стало любопытно. GPS показал, что указанный геокод принадлежит отелю «Майя-Майя», расположенному в аэропорту Браззавиля. Шутка заставила меня улыбнуться. «Отлично придумано, — хмыкнул я. — Интересно, чей это розыгрыш?»

Не успел я дойти до Политехнического, как снова завибрировал смартфон.

«Уважаемый Абимбола Абиой, поскольку Вы сейчас в Москве, Ваш хронофон будет доставлен в хрономат, расположенный по адресу: ул. Маросейка, дом 9/2 с.8. Приносим свои извинения за несвоевременное определение пространственно-временной локации».

«Это мог быть Реваз… — с грустью подумал я, припомнив шутки своего старого приятеля. — Но теперь это невозможно. Тогда кто? Кто ещё способен устроить такую абимболу под Новый год?»

Спустя минуту...Collapse )
Вежливый лось

Ангел намедни приходил. Ну, как приходил. На улице выловил. Я ждал другого человека, а пришел он. И знаете, это как в рекламе, я другое загадывал, а сбылось это. Он, вроде как, и тот кого я ждал, и не тот. И был он вылитый профессор Громов из "Приключений Электроника". Я вот не то, чтоб не любил актера Гринько, просто злодеи в фильме про Электроника были ярче. Ури и Стэнтон. Шикарные же. А тут Громов.

Я даже спросил ангела, мол, а чего Громов то? А тот отвечает, что он же добрый, или тебе не нравится? Ну, такое - отвечаю. Решили поискать теплое место. А было раннее летнее утро. Знаете, когда солнце только поднимается над заспанными крышами домов. Птицы голос пробуют. Запоздалые гуляки из баров выходят на улицы. И влюбленные разбегаются. А мы с Громовым ищем место потеплее.

Кафе уличное оказалось открытым. Такое, веранда, пластиковая мебель. Отчего то все занято. И хозяйка, очень крупная женщина, говорит сходу нам - мест нет. А Громов ей, за вами вон столик свободен. И принесите нам черный чай с шоколадным тортом. Мы его оба любим. Потеплее место. Хм. Вокруг публика реально теплая. А у нас чай с тортом и недовольная толстая хозяйка.

Read more...Collapse )
Pan flute

Для проекта День симпатичных мутантов в Заповеднике Сказок

— Я Джеймс. И я мутант.
— Привет, Джеймс! — Всем своим видом координатор Стив излучал дружелюбие.

Последовала смущённая пауза. Видя это, координатор Стив подбадривающе подмигнул Джеймсу.

— Чего? — Ещё больше растерялся тот.
— Может быть, расскажешь свою историю, Джеймс?
— Какую историю? — насторожился Джеймс.

Роста в нём было немного, но взгляд… Стиву от встречного взгляда раскачивающихся на жилистых жгутах телескопических глаз стало не по себе. Но только на миг. Он профессионально подавил в себе гипнотическое оцепенение и сказал обычным уверенным голосом:
— Как ты стал мутантом, Джеймс?
— Кто стал мутантом?
— Ты сам сказал, что ты мутант.
— Да я не стал мутантом.
— Только что ты сам сказал. Мы все слышали.
— Я всегда был мутантом. С рождения. И братья у меня мутанты, и родители. И бабка с дедом.
— Это очень интересно, Джеймс. Значит, ты мутант в третьем поколении.
— Нет же! В седьмом, кажется. Или в девятом. Не знаю я точно. А сюда с каким стажем можно?
— Стаж? Нет, Джеймс, стаж здесь не главное. Однако было бы интересно узнать, каким образом твои предки приобрели мутацию. Ты знаешь об этом что-нибудь? Дело давнее, но, возможно, есть какое-то семейное предание?
— Предание? Есть, да. Мой прапрадед жил в Рашше. Была такая страна. Цесарство. Или царство? Не помню, в общем. Давно. Очень давно. Деда звали Айван. Он был королевич. Младший. Он стрелял из лука. И женился на лягушке.
— Невероятно! — просиял Стив. — Это что же, выходит в незапамятные, можно сказать, примитивные времена, задолго до эры толерантности в Рашше уже были столь прогрессивные взгляды? Потрясающая страна! Как мало мы о ней знаем. Спасибо, Джеймс!

— А я тоже потомственный мутант! — послышалось со стороны стула, которое Стив посчитал вакантным, поскольку видел на нём лишь брошенный кем-то затейливый аксессуар неясного предназначения. Аксессуар энергично зашевелился и оказал живым.
— Кто говорит? — Стив, не скрывая удивления, привстал со своего места.
— Меня зовут Дейми, — бодро и пискляво ответил миниатюрный «аксессуар», в котором озадаченный Стив распознал человекоподобное существо, невозмутимо машущее ему крохотной ручонкой.
— Привет, Дейми! Рад видеть тебя! — воскликнул Стив, и это был тот случай, когда он сказал не дежурную фразу, а чистую правду.
— Не беспокойся, я знаю, как поступать в таких случаях, — звонким колокольчиком рассмеялся малыш Дейми, непонятно зачем показав в своей руке нечто искрящееся; по виду, крохотный предмет походил на электрошокер.

Это озадачило СтиваCollapse )
хм...
Первое слово, которое запоминает любой, ступающий на нашу землю -- терпение. Терпение, только терпение -- доносится со всех сторон.

Ближайшее место, где вы сможете припарковаться, если вдруг решите приехать погулять по Тель-Авиву -- Эйлат. Ближайшее место, где вы сможете припарковаться, если вдруг решите приехать погулять по Иерусалиму -- Эйлат. Единственное место в Израиле, где вы легко сможете припарковаться -- Эйлат. Вон там, на пустыре, напротив дивного бразильского мясного ресторана. Там подают сто сортов мяса на выбор, небольшими порциями, официанты в накрахмаленных белоснежных фартуках... но я отвлеклась. Если, конечно, это всё ещё пустырь -- за три года многое могло поменяться.

Раньше в Тель-Авиве было тяжело парковаться всем. Несколько лет назад решили, что теперь здесь можно парковаться только жителям Тель-Авива, обладающим соответствующей наклейкой. Теперь всем остальным парковаться в Тель-Авиве нельзя, а тель-авивцам -- невозможно. Раньше на пыльном стекле машины люди пальцем писали "помой меня". Сегодня же я наблюдала совсем другое: "ты который раз паркуешься на моём месте! Это крайне невоспитанное поведение -- больше так не делай!"

Терпение, только терпение.

Но все, тем не менее, стремятся в Тель-Авив. Поэтому доехать туда невозможно. Откуда берутся те, которые смогли припарковаться -- загадка. По дороге все слушают радио. Там песни, новости и разговоры о том, что творится на дорогах.

-- Зоар сообщил нам, что последние пять километров до Тель-Авива он проехал за сто восемьдесят две минуты, -- бодро сообщает девушка, -- будьте осторожны на дороге, терпение, только терпение!
Read more...Collapse )
хм...
Ты просыпаешься утром, недовольно смотришь на будильник, который показывает удивительное время -- такое, в которое нормальные люди ещё спят, бьёшь по кнопке и думаешь -- к чёрту школу, надоело, сколько можно! Потом думаешь -- какой кошмар, я ужасная мать, ужасная. Встаёшь, отряхивая тяжесть сна, выскакиваешь из-под приятного одеяла и решаешь -- никогда больше; начиная с этого момента я буду всегда изумительной матерью: я буду вовремя вставать, я объясню почему это так здорово вставать так рано и ползти под дождём полтора километра, чтобы получить полтора килокуба всяких, несомненно полезных, облагораживающих душу и вид, знаний. Ну, ладно, может не этими словами, но здорово же. И я никогда, ни за что не расскажу как пропускала все первые уроки, как спала на лавочке и как радовалась, что меня отпускают в школу саму -- иначе ведь довели бы и сдали с рук на руки.
Read more...Collapse )
хм...
Я не знаю как вы, а я очень люблю хануку, с самого детства. В детстве мне всегда давали хануке-гелт. Хануке-гелт я ждала весь год. Ханукальные деньги. Мне давали целый рубль. На рубль можно было купить целых шесть порций фруктового мороженого и даже оставалось десять копеек, которые можно было потратить на что угодно.

Но по-настоящему я полюбила хануку здесь. Ведь самое главное, как оказалось, вовсе не хануке-гелт и вовсе не фруктовое мороженое (хотя тогда оно мне казалось необыкновенно вкусным). Самое главное -- ханукальные пончики. Вредные, жирные, горячие, обжигающие пончики. Такие пончики, которые как только съешь, сразу растолстеешь на триста килограммов, ни за что не пролезешь в дверь, придётся менять весь гардероб. Но это только в том случае, если кто-то увидит как ты их ешь. Ведь если съесть пока никто не видит, всем известно -- ни за что не растолстеешь.

Самые лучшие в мире пончики продаются на соседней улице в небольшой французской кондитерской. Не спорьте, я лучше знаю -- именно там и больше нигде. И нет, пожалуйста, не просите меня рассказать где это -- это невозможно. Это огромный секрет, которые местные жители рассказывают друг другу на ухо, по секрету, только тебе -- ведь ты такая хорошая, ты заслужила самые лучшие в мире пончики.
Read more...Collapse )
memo book
2 октября стартует 15-й конкурс фантастических рассказов ХиЖ-2018.
Подробности на конкурсной странице по ссылке:

http://samlib.ru/h/hizh2018/
хм...
Дорогие модераторы, я всё продолжаю выкладывать старые тексты.

Гулять по Иерусалиму можно очень долго. Никогда не надоедает. Те же самые места предстают каждый раз в новом свете, и заново поражаешься и сентиментально хлопаешь в ладоши, некультурно тыкаешь пальцем и кричишь: смотри-смотри! Почему-то больше всего скучаю по рынку. Странно даже немного, ведь я не особенно люблю рынки вообще. И даже иерусалимский, самый прекрасный во всей Галактике, самый нежный, самый шумный, самый ароматный -- даже его не очень. Но невозможно не признать, что это одно из самых лучших мест на земле. Нельзя идти на рынок сразу. Аромат сводит с ума, хочется съесть всё на свете, хочется попробовать всё, что там лежит, всё, о чём можно писать романы. И напишу, конечно, но подождите, сначала надо обязательно поесть.

Прямо рядом с рынком притаилась небольшая забегаловка. В ней готовят самую лучшую "иерусалимскую смесь". Что может быть лучше иерусалимской смеси? Говорят, её придумал хозяин какой-то небольшой забегаловки рядом с рынком. Под конец дня у него не осталось практически ничего, а люди прибывали и прибывали и хотели есть. И тогда он смешал немного куриных потрохов: сердечки, печёнку; добавил мелко порезанные куриные грудки, нарезал лук толстыми кольцами, щедро всё посыпал зирой, куркумой, солью, перцем и кинул на гриль. Несколько минут всего -- ни в коем случае не передержать. Чтобы печёнка таяла во рту, а лук ещё немного хрустел, но чтобы всё пропахло зирой, куркумой и луком.

Прямо рядом с рынком небольшая забегаловка -- там лучшая иерусалимская смесь. Молодой парень с огромной кудрявой чёрной шевелюрой ловко переворачивает потроха, добавляет лук, добавляет какие-то специи. Запах сводит с ума. Он смотрит и подмигивает. Он понимает, насколько мучительно ждать и всё повторяет: "ещё две минуты, всего две". Через пару минут он начинает готовить твою порцию. Он выбирает самую красивую питу -- она горячая, обжигает руки. Ловко надрезает питу: "хумус, острое?". Ты киваешь: "много хумуса, много острого!" Он зачерпывает ложкой хумус, размазывает его по стенке питы. Другой ложкой щедро зачерпывает красной жгучей перцовой смеси и распределяет её по хумусу. "Ещё, или хватит?" -- он смотрит на тебя немного насмешливо, посмотрим, мол, что ты из себя представляешь. И страшно представить как будет жечь, знаешь, что во рту будет целый пожар и всё равно ведёшься -- с вызовом, азартно: "ещё!". Он набирает ещё немного и хитро смотрит: "точно?" А ты уже почти передумал, тебе страшно, ты думаешь о том, сколько же надо будет выпить воды, но не можешь пойти на попятную -- это было бы просто смешно. Гордо киваешь: "точно!". Он захватывает с гриля иерусалимской смеси и наполняет питу почти доверху. Но оставляет немного места.
Read more...Collapse )
Pan flute

Для проекта День Волшебного леса в Заповеднике Сказок

Мне все лгут. Я у каждого выспрашиваю о волшебном лесе, и никто не хочет открыть мне его секрет.

Я всего лишь по-дружески поинтересовался, не хочет ли Джо Карпентер поделиться своим тайным знанием, а он, обычно всегда любитель поболтать, подпрыгнул в испуге, словно я уронил ему на ногу кузнечный молот. Прямо скукожился весь. Вжал голову в плечи и поспешил прочь под предлогом срочной работы на другом конце города. Он отпрянул от меня с таким порывом, что из прорехи в его сумке просыпались кровельные гвозди. Их тут же склевали слетевшие с баобаба огненные фениксы. Джо, завидев их, припустил так, что только пятки засверкали. Даже башмаки сбросил, не пожалел.

Не лучшим образом повёл себя и Бил Эшли. Зря я вообще к нему обратился. Стоило мне только заикнуться о волшебном лесе, как Эшли выронил из рук трость и дико шарахнулся от меня. Впопыхах он чуть было не попал на рога оленю, обнюхивавшему из-за спины карманы его штанов. Вряд ли там было что-то стоящее для златорогого оленя. Ума не приложу, чем уж ему приглянулись карманы Эшли?

Ни от кого не добиться правды. Все лгут, все. И чопорные домохозяйки не исключение.

Во время разговора со мной Джульетта Олифило с улицы Вязов делала вид, что не замечает, как прямо на наших глазах появившаяся из её палисадника вереница маленьких грифонов, забавно переваливаясь, неспешно перешла дорогу и скрылась на другой стороне в зарослях цветущего папоротника. Я открыл рот от удивления, а эта старая лгунья даже глазом не моргнула. И я должен был поверить, что она ни сном, ни духом не ведает о волшебном лесе! А бойкая на язык Николь Пайк, притормозившая на своём «харлее», чтобы пропустить грифонят, едва не окосела ото лжи, когда принялась неистово отрицать, что знает что-либо о существовании «заколдованного леса, или как там его». В попытке одурачить меня, она преднамеренно путала слова, это несомненно.

Мистер и миссис Авидентс притворно пожимали плечами, якобы в недоумении, в то время как рядом с террасой, на которой они потчевали меня ильмширским пудингом, их пятилетняя внучка Сюзан играла на лужайке с единорогом. Из-под чудесных копыт то и дело вспыхивали и устремлялись ввысь радужные столбы света, отчего лужайка становилась похожей то на сказочную рощу, то на цирковую арену в лучах прожекторов.

А сколько раз яCollapse )
23. 08. 18' 11:50 - Дикарь
Pan flute
Двое — толстый и долговязый — замешкались у границы запретной зоны.
— Ты точно знаешь, что это не фейк?
— Он существует. 100%.
— И что, вот прям здесь?
— Не прям здесь, а в Чаще.
— Уверен?
— Да. У меня надёжная информация.
— И почему же тогда его до сих пор не поймали? Поисковое спецоснащение сейчас, сам знаешь, какое! И дроны.
— С дронами и тостер смог бы. Только зачем? Матёрый он — вот почему. В совершенстве владеет приёмами маскировки. И осторожный. Просто так к себе не подпустит.
— Матёрый, говоришь? Если что, мне страховку не оплатят…
— Мне тоже.
— Рискуем!
— Дело того стоит. Я же тебе показывал ориентировку. Редчайший экземпляр. Неограниченное вознаграждение.
— Это хорошо. Но глянь...
— Что?
— Здесь грязно.
— Не преувеличивай. Это не грязь, просто грунт. Сухой.
— Пыль вредна не меньше. Вакуумная чистка обойдётся в кругленькую сумму! А если ещё и дезактивацию придётся делать?
— Спокойно, без паники. Радиационный фон в норме, я проверил.
— Ну а если всё-таки не найдём его? Как быть тогда?
— Всё получится. Главное — действовать, как договорились.
— А почему мне только треть дохода?
— Ну сколько можно об этом? Я же объяснял: информатору тоже причитается.
— Вот пусть бы этот информатор сам и лез в эту Чащу!
— Так! Зря я с тобой связался. Похоже, ты раздумал. Из-за тебя такой шанс упускаю! Скоро здесь будет толпа охотников за раритетами. С дронами. Все планы насмарку.
Толстый резко крутнулся и направился в обратную сторону.
— Погоди. Ты куда? — Долговязый растерялся.
Толстый не ответил.
— Ну, стой же!..Collapse )
хм...
Крымский был налоговым консультантом. От бога, как принято говорить. К нему приходили люди, приносили кипы бумаг, смотрели отчаянным и растерянным взглядом, и молили: помоги. Крымский брал в руки калькулятор, чего-то считал, пересчитывал, грыз ручку, смотрел безумным взглядом куда-то вдаль, и выдавал аккуратно заполненные декларации, но не только. В процессе Крымский напоминал сумасшедшего профессора -- такого, какими их рисуют в комиксах: всклокоченная шевелюра, ручка во рту, безумный взгляд; процесс увлекал его полностью, втягивал в себя как в болото. Он получал удовольствие от того, что для большинства людей было сущей мукой. В общем, Крымский был гением в своём деле, впрочем, многие считали, что не только в нём.

Липа любила Крымского. Они жили вместе уже много лет, она постепенно привыкла к его странностям; когда Крымский, сверкая глазами, рассказывал очередную историю, Липа внимательно слушала и не могла оторваться. С Крымским было интересно и не скучно, это перевешивало почти все его недостатки. Крымский любил хорошо выглядеть, несмотря на давно официально провозглашённое -- мне всё равно. Он говорил, что ему всё равно, но Липа помнила как когда-то, когда он только начал за ней ухаживать, он пригласил её к себе выпить кофе. Жил он один, в небольшой квартире. В квартире был практически идеальный порядок, за исключением горы одежды на кровати. Создавалось ощущение, словно он что-то искал в шкафу, для чего ему пришлось достать из него практически всё, что там лежало, а положить назад не успел, очень торопился к Липе. Липа тогда удивлённо смотрела на гору одежды, но вопросов не задавала, ни к чему, если что -- потом разберётся. Уже потом, спустя несколько лет, когда они уже жили вместе, Липа поняла откуда взялась та гора одежды, с которой началось её знакомство с настоящим Крымским. Крымский готовился к свиданию с ней. Он и сейчас, когда предстояла важная встреча, доставал из шкафа рубашку за рубашкой, всё примерял, пытаясь понять доволен он или нет, провозглашая при этом, что ему совершенно всё равно. После его ухода Липа, вздохнув, раскладывала образовавшуюся на кровати гору одежды по местам и напевала насмешливо -- ему всё равно, ему всё равно.
Read more...Collapse )
12. 03. 18' 12:30 - Рекомендация
lum
Друг наш pomarki написал блистательный рассказ. Получил бронзу на конкурсе "Сюрноунейм", но это несерьезно: я посмотрел первое и второе место, они не идут в сравнение. Всем рекомендую без малейшего сомнения: Гоголь, Булгаков и Липскеров позавидовали бы. Это еще сильнее, чем его последние работы в Массаракше.

P.S. Тема конкурса была "Цой ни жив, ни мертв".
Журнал обновлялся Apr 24th 2019, 10:04 pm GMT.