Координатор сообщества Мир наизнанку (mn_coordinator) wrote in mirnaiznanku,
Координатор сообщества Мир наизнанку
mn_coordinator
mirnaiznanku

Конкурсный текст: Мертвая коллекция

Автор: floramaria


От каждого нового растения она отрывала цветок и вкладывала его между страниц своей книги на память. Когда цветок увядал совсем, она выбрасывала его вместе с комом земли, не жалея. Зачем хранить? Ведь в них больше нет жизни.
Коллекция новых цветов пополнялась не стабильно. Случалось, что цветы были яркими, но недолговечными, и приходилось уже скоро искать им замену. Бывало иначе – растение непрерывно цвело и цвело, не теряя времени, заменяя отмершие соцветия свежими бутонами – это было счастьем! Но если новых экземпляров долго не появлялось, она открывала книгу, перелистывала страницы и находила засушенные лепестки, редкие из которых все еще источали аромат. Она окуналась с головой в их прошлую жизнь, питаясь одними воспоминаниями. Это нельзя было сравнить с живыми цветами, но приходилось прибегать к таким пыткам.

В узком переулке стояла девушка, наполовину освещенная тусклым фонарем. Черная шапочка была натянута ниже бровей. Ярко-красный платок закрывал шею. Из-за угла показался мужчина с цветами.
– Я пришел, – мужчина неловко протянул девушке букет желтых цветов.
– Спасибо, я люблю розы.
– Может, пройдемся? Сегодня чудесная погода.
Девушка, не поднимая взгляда, ответила до неприличия кратко:
– Да.
И двое ушли. Улицы знали, для Него это последний день жизни. А насколько долгой будет его «послежизнь» не знал никто.
Она отворила дверь. Первое ощущение – «здесь уютно». Пахло вкусной едой, воздух квартиры словно был пропитан смесью цветочных ароматов.
Она разулась в прихожей и босиком прошла по мягкому ковру, слегка утопая в его ворсинках. Мужчина медленно проследовал за ней. Букет уже стоял в вазе на кухонном столе.
– Я угощу вас ужином, – она жестом пригласила его сесть.
– Нет, что вы. Так неловко. В первый раз, – его нерешительность бросалась в глаза, он теребил пальцы, потирал локти, нервно покусывал нижнюю губу.
– Садитесь. Все хорошо.
На тарелке лежали самые обычные блинчики, причудливо сложенные в полураспустившийся бутон. Рядом возвышался аккуратный белый холмик сметаны и по всей тарелке были хаотично разбросаны шарики лососевой икры.
– Как красиво! Вы – художница.
– Спасибо. Немного, – она подцепляла вилкой сметану с икрой и медленно кушала, изредка смотря на собеседника.
– Мы с вами знакомы совсем недолго. Но я восхищен! Правда, восхищен! Дом, еда, цветы, стихи, музыка – все настолько гармонично, что я сначала не поверил. Не может один человек совмещать в себе столько!
– Мне приятно.
– Это не комплимент. Это правда.
Она поспешила сменить тему беседы:
– Спасибо. А вы? Чем увлекаетесь?
– Я простой рабочий, – он снова зажался. – У меня жена, двое детей.
– А хобби? Ваше творчество? Вы же пишете стихи. Мне понравилось.
– Если честно, нет. Это были стихи моего покойного брата.
Она опустила взгляд в тарелку. В голове застучало. Обман?! Посмотрела прямо ему в глаза и холодно произнесла:
– Зачем вы обманули меня?
Мужчина выглядел виноватым.
– Я захотел вас лучше узнать. Но как подобраться к звезде, не будучи звездой?
– Я не звезда, – она бросила вилку на тарелку, брызги сметаны разлетелись по столу.
– Извините меня. Мне, наверное, лучше уйти? – он встал из-за стола.
– Нет, – она встала, слегка покачнулась от того, что потемнело в глазах. – Вы останетесь.

В её глазах разгорался гнев. Он попытался отойти дальше от стола. Она подняла вазу с цветами. Швырнула ему в ноги. Цветы обломались, осколки разлетелись, вода растеклась. Он был напуган, но остался на месте, будто заледенел.
Девушка подошла. Казалось, она стала выше. Схватила его за подбородок и прошептала:
– Ты мог стать моим цветком, как все остальные! – показала на подоконники.
Взяла за руки. Погладила пальцы.
– Твои руки стали бы крепкими стеблями.
Встала на колени. Провела руками вниз по ногам.
– Ноги – корнями.
Резко поднялась. Отвернулась. Схватила себя за волосы и закричала во весь голос:
– НО ТЫ МЕНЯ ОБМАНУЛ!!!
Вокруг нее взвилось черно-фиолетовое облако. От рук исходило синее свечение. Голос из холодного стал ледяным.
– Ты будешь мертвым цветком! – из ладони полетел темный сгусток, ударил ему в грудь. Комната стала сплошным туманом, густым и мрачным.
Она сидела на коленях. Туман рассеялся. На месте, где стоял мужчина, в луже, осколках и поломанных цветах лежал бутон розы пепельно-серого цвета. Девушка подползла к цветку, сжала его рукой и громко рассмеялась, рассматривая оставшуюся на ладони пыль.
– Так мне и надо! – и, бесконечно повторяя одну и ту же фразу, стала бить по стеклам.

Каждый цветок был особенным. В одном жила душа поэта. В другом – художника. В третьем – танцора. И этих душ можно было насчитать уже не один десяток. С каждым она прошла свой путь длиной от нескольких часов до нескольких лет. Каждый подарил ей силы на создание новых шедевров – картины, стихи, песни. Каждый был ярким и удивительным. И ей казалось, что обратить душу и тело вдохновителей в цветы – лучший способ сохранить их жизни после того, как она поглотит весь их внутренний мир для воплощения в свое творчество.

Однажды живых цветов не осталось. Искать новые не было ни сил, ни желания. Она сидела на диване и перебирала высушенные. Василек. Еще яркий, хотя прошло много лет. Она закрыла глаза и стала вспоминать.

Капитанская рубка была маленькой. Туда едва помещались юный капитан и девушка с двумя косичками. «Хочешь подержать штурвал?» «Конечно, хочу! А хочешь, я буду тебя ждать?» Молодой человек промолчал, только немного крепче сжал руками ее ладошки, обхватившие штурвал. Девушка повторила: «Я буду! Правда!» Он остановил судно. Развернул ее к себе и произнес: «Ты же знаешь, что это не так». Ночи и дни слез. Годы поиска и ожидания. Случайная встреча. Цветок. Стихи. Стихи… Темнота.

Девушка спрятала василек обратно. Отложила книгу своей жизни и села за стол.
Целуй меня море!
Его поцелуем целуй!
Мы вместе, нас двое,
Пусть каждый в своих берегах…

Строки лились потоком! Ночь поглотила солнечный свет, но она не могла остановиться. Каждое слово, словно заново прожитая история, рождалось маленькой иголкой в груди, проходило насквозь, оставляя ноющие шрамы, и возникало набором символов на бумаге.

Осень стала снежной. Девушка сидела в парке на скамье, придерживая опущенную голову руками. Внезапно раздался приятный голос:
– Тебе плохо?
Она посмотрела вверх:
– Вы это мне?
– Да. Привет! Ты спишь? - человек в чёрном улыбнулся.
– Привет. Нет. Думаю.
– О чем?
Девушка удивилась еще больше:
– Я тебя не знаю. Зачем я буду рассказывать?
– Расскажи. Я тоже расскажу. Так и узнаем друг друга.
Она внимательнее осмотрела мужчину. Натянуто улыбнулась в ответ и похлопала по скамейке рядом. Снег разлетелся. Он сел. Она тихо произнесла:
– Я не хочу знать, кто ты, как тебя зовут. Я не хочу говорить, кто я.
– Пусть так.
– Странный ты, – она посмотрела в серое небо. – Ну ладно… Я потерялась. В себе. Пустота. Она пожирает меня изнутри.
– Ты, наверное, рисуешь, сочиняешь?
Она заводила носком ботинка по снегу, расковыривая его до льда.
– Давно нет. Давно не пишу. Давно ничего не могу.
– Ты хочешь этого?
– Уже не знаю. Хочу. Но боюсь. Слишком тяжело это дается.
– Почему? – спросил собеседник серьезно. – Ты же не убиваешь ради искусства!
– А если? – она посмотрела на него и заметила, что его улыбка не исчезла с губ. Напротив, он засмеялся и спросил:
– Так тебе нужна новая жертва?!
Ей было далеко не весело. Она встала со скамейки и ушла. Вслед раздавался смех и странный отзвук колокольчиков. Она обернулась. Скамейка была пуста. Девушка бросилась бегом из парка.

«Я схожу с ума?» – думала она и смотрела в зеркало. Отражение молчало.
«Я схожу с ума». Растерла тушь по глазам. Стукнула кулаком по зеркалу и закричала:
– Ты уже давно рехнулась! Аха-ха-ха!
Все полетело с полок.
– Я ненавижу тебя!! – зеркало покрылось трещинами от удара стаканом.
Она выбежала из ванной. В зале стоял знакомый туман. Из тумана виднелись листья и лепестки.
– Нет!! Этого не может быть! – девушка закрыла глаза, вслепую протянула руку к полке с книгой засушенных цветов. Книга была мягкой и горячей. Пальцы увязли в ней будто в воске. Она отдернула обожженную руку, невольно открыв глаза.
Комната оказалась пустой. Книга на месте. Рука без единого ожога. Она прошла до ванной. Зеркало целое. Абсолютный порядок.
«Я так больше не могу…»

Каждая Муза обращалась в бутоны и соцветия. Но лишь один не стал ни каким из растений. Она не хотела отнимать его душу. Боялась, что, как и все остальные, он умрет со временем и превратится в прах. На странице книги в память о нем не было ни лепесточка. Только номер телефона, вырисованный в странном стиле, делил листок на два неровных треугольника.
Раздались гудки на другом конце провода.
– Это ты? – прозвучало за несколько десятков километров от нее.
– Да, – молчание длилось дольше минуты. – Приезжай. Пожалуйста.
Уже через час он стоял в дверях. Все тот же. Она обняла его и долго-долго не отпускала.
– Я не могла раньше позвонить. Я боялась тебе навредить.
– Я знаю, – он погладил ее по спине и повторил шепотом: – Я знаю…
Она посмотрела ему в глаза:
– Помоги мне, прошу.
– Идем.

Они шли среди укрытых белым инеем деревьев. Серое небо местами прояснялось.
Он остановился. Снял перчатки с ее и своих рук и крепко сжал ее ладони.
– Тебе нужно избавиться от прошлого. Сделай, что должна.
– Я не верю, что это меня спасет.
– Я тоже. Но попробовать стоит, – он протянул ей книгу с остатками цветочных воспоминаний. – Не бойся, мы сделаем это вместе.
Книгу охватило пламя. Пепельные лепестки разлетались, осыпаясь на чистый снег. Бумага тлела. Память освобождалась.
– Теперь никаких засушенных цветов, – он прижал ее ладони к губам. – Закрой глаза.
Она зажмурилась.
– Открывай.
Перед ее глазами на его ладони лежала ромашка.
– Как??
– Я обещал. Время чудес.
По колено снегу, испачканные пеплом, с ромашкой в руках они смотрели друг на друга. Она нарушила тишину:
– Я ненормальная.
– Я тоже, успокойся.

Снежная дорога уходила далеко. Пепел прошлого накрыло новым снегом. Никто не знал, сколько продлится жизнь после жизни. Никто не думал об этом.
Моя любимая душа,
Дыша с тобой,
Я растворяюсь в зеркалах…
Наша любовь. Наша Зима.
Наша любовь всегда жива!
Tags: floramaria, Конкурс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments