April 24th, 2009

frog

Северный ветер

…Чему я не устаю поражаться вот уже много лет – так это карпатским топонимам! Как причудлива должна быть психика людей, дающих такие названия окружающему миру! Например, Тухля. Почему «тухля»? Что должно было сдохнуть и стухнуть, чтобы в честь этого назвали целое село – и немаленькое село, как по здешним меркам! Или, вот, Бубнище… не какое-нибудь «бубно», что бы оно ни значило, - а целое «бубнище». Внушает, ага. А горы?! Гора Синяк. Гора Синячка. Гора Хомяк. Гора, извините, Парашка. О последней, впрочем, говорят, что она названа в честь некоей Параскевы, дочки сельского головы из близлежащего Коростова – мол, случилась с этой дочкой несчастная любовь. Как раз на вершине горы, да. Тысяча двести семьдесят метров. Высокие, высокие отношения!
Но есть названия по-настоящему сказочные – такие, что даже сладко губам. Озеро Синевир… это как лежать на берегу, глазами в небо, и видеть сны, прозрачные, как хрусталь. Гора Зелемин – травяная, вся в лугах, и кучерявая от черничных кустов… А есть вершины с именами звучными и странными, словно это – древние волшебники, превратившиеся в горы: Бребенескул, Бальзатул, Менчул…

Collapse )
by default

Темные истории Топи

...Ворон одним крылом своим всегда в царстве мертвых, да и глаз его один мертвый, вот он всегда боком и глядит - на живых - живым глазом, мертвым - на мертвых и тех, кому суждено умереть. Потому ворон и кланяется всякой мертвечине что провожает умершего - передает недослушанное в этом мире, слушает что тот недосказал ему.


треннее солнце, веселое солнце с одинаковой лаской прикасается к радостной твари дневной, и к твари ночной, тихой ненавистнице яркого света. В этот час забиралось оно даже в ту сумрачную окраину топи, которую издалека огибают все тропинки звериные. Просвечивало сквозь листья, беззаботно играющие на ветру. Заглянуло под ветви столетнего дуба, высветило осунувшееся лицо существа, которое помнило себя человеком.
- Забери меня, забери, птица-ворон! Дай испить тишины...
Ворон взглянул одним глазом, переступил с лапы на лапу. Склонившееся пред ним существо не двигалось, ожидало ответа.
Ворон вздохнул.
- Не могу. Украли тебя из-под моего клюва, увели против Реки. Не мой ты теперь, нет моей власти провести тебя к мертвым.
Collapse )
_____