Ирина (mirkina) wrote in mirnaiznanku,
Ирина
mirkina
mirnaiznanku

Category:

ПБ-2009: КЛАССИКИ И СОВРЕМЕННИКИ. ЗАЛП 1

Выстрел № 1


Сам виноват
автор - m_lle_dantes, мишени - А. Конан-Дойль "Собака Баскервилей", А. Дюма "Двадцать лет спустя"
164* год, Дартмур.

На повороте капитан кирасир Джон Френсис Мордаунт придержал лошадь. Если верить карте и рассказу капитана Грослоу, который передал её, здесь начинались торфяные болота. Мощёная дорога, которую, вероятно, шлифовали ещё сандалии римских легионов, оборвалась в самый неподходящий момент, и дальше перед молодым офицером лежала лишь неширокая тропа. По идее, она должна была вывести в круглую, как чаша, лощину с чёрными елями по краям, на дне которой стоял замок Баскервилей.
Пустив коня шагом, Мордаунт свернул на тропинку. Под копытами тут же захлюпало. Незаметно подкралась ночь, и Мордаунт подумал, что таким черепашьим аллюром до утра он к замку не доберётся. Это не прибавило оптимизма. Он не спал уже третью ночь, а последним гостем в его желудке был наспех проглоченный накануне вечером кусок ветчины. Но с другой стороны, не хотелось и проверять свою выживаемость купанием в болотной грязи. Взвесив факты, Мордаунт потащился дальше, всматриваясь в темноту.
Задание, с которым Джон Френсис приехал в эти места, было несколько неожиданным. Жители здешней глухомани уж точно не имели понятия о борьбе парламента с королём. Разве что у сэра Хьюго, хозяина того самого Баскервиля, имелись какие-никакие убеждения - по слухам, в пьяном угаре он имел обыкновение призывать собутыльников "открутить башку подонку Стюарту". Но именно поэтому его замок так отлично подходил на роль одной из многочисленных кромвелевских явок... фиктивных, естественно. Разумеется, по соответствующим каналам информация (правда, в несколько изменённом виде) уплыла бы к дядюшке Винтеру, а значит, через какое-то время в Дартмуре объявились бы мушкетёры с намерением спасти Карла. Лучше всего с заброшенного оловянного рудника, окрестности которого понемногу превращались в непролазную топь. А уж он, Мордаунт, предоставил им бы случай поглубже узнать здешние болота. Будьте покойны.
Злорадные мысли овладели Мордаунтом не слишком вовремя. С горизонта над болотами, как серое одеяло с рваными краями, начинал разворачиваться туман. Луна светила уже приглушённо, как будто накрытая бумажным кульком.
Вот тут-то и появилась собака. Она не выскочила из тумана, не подкралась - просто возникла из ниоткуда и сидела перед ним на тропе. Огромная, поджарая, мускулистая. Лунные блики скользили по чёрной гладкой шерсти. Глаза горели гранатово-красным огнём.
Лошадь всхрапнула и поднялась на дыбы. Пробормотав дюжину не самых пуританских проклятий, Мордаунт натянул узду.
- Ты что? - спросил он, бог знает почему уверенный, что собака его понимает.
Собака повернула морду, словно приглашая его следовать за собой, и Мордаунт увидел, что она светится бледным, чуть зеленоватым светом, шедшим откуда-то из-под шерсти.
- Ну хорошо, - сказал он, на всякий случай подумав о хлысте. - Что ты мне хочешь показать?
Собака развернулась и упругими прыжками понеслась вперёд. Мордаунт стегнул коня и последовал за ней. Он не сомневался, что собака наверняка заведёт его в болото, но что-то в её лаконичных движениях внушало доверие - доверие такого рода, когда не задают лишних вопросов.
Он и не заметил, как тропа стала шире и, наконец, проскользнув под зарослями высохшего бурого папоротника, потерялась в густом вереске лощины, окружённой валунами. Посреди лощины вздымались два гранитных столба. Над ними щербато висела луна, а между ними...
Мордаунт содрогнулся. Потом спешился и осторожно подошёл поближе. Нет!.. Слишком часто он видел это в кошмарах своего детства, но теперь оно предстало перед ним наяву. Да, лицо обветрено, да, шерстяное домотканое платье, да, ноги сбиты в кровь - но боже мой!.. В густых рыжеватых волосах запуталась прошлогодняя листва. По подбородку стекала тонкая тёмная струйка. Невидящие глаза, обращённые в небо, переполняли ужас и отчаяние. И они были так пронзительно голубы...
Собака подняла к луне тяжёлую морду и глухо завыла.
Захрустел папоротник. Из зарослей, бранясь вполголоса, вышел мужчина в распахнутом чёрном камзоле. Тёмные волосы прилипли к мокрому от пота лбу. Маленькие глазки бегали по сторонам, как тараканы. Такие же глаза, подумал Мордаунт, наверняка были у тех пятерых. Отрубивших голову женщине. Холодное, жгучее омерзение горечью наполнило рот.
- Ты что с моей бабой делаешь?! - фраза окончилась трёхэтажной богохульной конструкцией. Мордаунт не стал отвечать. В следующую секунду перед тараканьими глазками незнакомца оказался кончик шпаги.
- Эй, ты что?.. - За поясом у него торчал пистолет, и рука потянулась за ним. Но Мордаунт не собирался давать ему фору. Как не дал бы бешеной собаке и опухшему от пьянства графу из Прованса. Он сделал всего лишь одно движение. Шпага прочертила по горлу насильника и навсегда вычеркнула его из числа здравствующих обитателей Девоншира. Кровь густо хлынула на грязный кружевной воротник.
Собака с отвращением обнюхала труп и встала рядом. Кровь окрасила её морду, и вся её фигура теперь светилась глухим багровым светом.
Только теперь Мордаунт услышал совсем рядом топот копыт и несвязные ругательства. Он поспешно вытер шпагу о прелую листву, вскочил в седло и, ни о чём больше не думая, дал шпоры коню. Каким-то шестым чувством он осознавал, что всё, что с ним случилось, предопределено кем-то извне. И, словно в подтверждение этому, глухо и торжественно звучал за его спиной пёсий вой.
Только когда все звуки смолкли в отдалении, Мордаунта вдруг осенило, что убитым и был сам Хьюго Баскервиль. Но сейчас уже не оставалось сил думать о проваленном задании. Вблизи замерцали в темноте огни засыпающей деревни. Это был сон, пиво и кусок бифштекса.
***
- И на глазах у всех чудище растерзало глотку сэру Хьюго! - рассказывал в трактире за кружкой пива фермер из усадьбы Гнилое болото. - И пусть меня черти унесут, если эта собака не была больше быка старухи Бэрримор! И говорят, - тут он обвёл всех кружкой, - что молодой Джабез Френкленд после этой ночи повредился в уме, а его кузен и вовсе лежит замертво!
- Божьи мельницы мелют медленно, но верно, - наставительно промолвил старик пуританин.
Собравшиеся не обратили внимания на Мордаунта, который спустился по лестнице и вышел во двор, где, разумеется, никто и не озаботился приготовить ему коня.
- Сам виноват, - пробормотал Мордаунт себе под нос, имея в виду не то себя, не то Хьюго Баскервиля. - Хотя - да мало ли в Англии торфяных болот...

Выстрел № 2


автор - tobico, мишени - Р. Киплинг "Книга джунглей", Beatles "Yellow submarine"
Медаль "Кривое зеркало Массаракша"



Выстрел № 3


Песнь о Звене
автор - kurtuazij, мишени - "Песнь о Роланде", Р. Киплинг "Книга джунглей", А.С. Пушкин "Полтава"


Акелла клык вонзил в Скалу Совета,
Летят куски гранита на траву,
Поет эмаль - но клык не зазубрился
И не разбит. От камня отскочил он.
И видит волк-вожак, что не под силу
Ему разбить свой верный клык, и тихо
Оплакивать он стал свой Горлодрал:
- Как ты красив, мой клык ужасный!
Тобою столько вен я разорвал,
Неся неверным свет Закона Джунглей.
Десятками валились мне под лапы
Тела убитых лютых бандерлогов.
И дикие собаки сотрясались
От ужаса, когда мой вой могучий
Великую Охоту объявлял.
Дрожь пробирала даже олифантов!

Волк видит - бандерлогам нет числа,
Бесчисленны и дикие собаки.
А с ним осталась горстка храбрецов:
Не знающая жалости Багира,
И Балу, разрывающий собак
Движением одним могучей лапы,
И храбрый Каа, ужас бандерлогов.
К Акелле подлетает коршун Чилль
И говорит он волку-одиночке:
- Пришла пора исторгнуть волчий вой.
Заслышав твой отчаянный призыв,
Сюда вернется Маугли Великий,
Обрушится на толпы бандерлогов
В сверкании Железного Клыка!

Но непреклонен старый гордый волк:
- Мольбой о помощи не опозорю стаю!
Умру скорее, чем предам того,
Кто верил мне всегда и беззаветно!
Лети же к лягушонку, коршун Чилль,
Скажи - все кончено. Акелла промахнулся.
Аой!

Вот в небеса взмывает коршун Чилль
И держит путь туда, где лягушонок,
С отборной стаей преданных волков,
Добыл рассаду Красного Цветка.
Вот коршун на плечо ему садится.
И Маугли немедленно велит:
- Рассказывай скорее об Акелле!
И коршун сообщает злую весть.

Услышав из рук вон дурную весть,
Не медля, мчится Маугли Великий
В обратный путь к подножию Скалы,
А с ним - его отборные волчары.
Зажав зубами лезвие ножа,
Мчит лягушонок, не жалея сил,
Но чувствует, что надо бы быстрее.
И эволюция опять идет ва-банк -
Вот с четверенек резво он вскочил,
Помчался, лишь на ноги опираясь
И вот уже остались позади
И коршун Чилль, и верные вассалы.
Железный Клык в руке его - и с ним
Врезается в ряды врагов неверных!
В традициях Катори Синто-рю,
"Горин-но сё" цитируя на деле,
Кромсает Маугли тела своих врагов
И мстит безжалостно за смерть Акеллы!
От ужаса завыли бандерлоги
И заскулили бешеные псы,
Но слишком поздно - Маугли разит
Налево и направо. Смерть неверным!
Аой!

Близка победа! Прочь тревоги -
Все больше гнутся бандерлоги!
О, славный час! О, дивный миг!
Вот краснопопый враг бежит!
В погоню Маугли пустился -
Святая месть в глухой ночи!
И джунгли павшими покрылись -
Кендзютсу круче, чем тай-чи!
Ликует Маугли. Прекрасен,
Хотя и грязен, лик его,
Железный Клык от крови красен..
А впрочем, Песнь не про него!

Страдая раной, тигр явился,
За ним - Табаки, хмур и тих.
Пред Маугли Шерхан склонился..
Но Песнь даже не о них!

Стал Маугли прямоходящим,
Закону Джунглей страж навек,
Вожак для стаи настоящий -
Уже не волк, но Человек!
Вот на Скале он принимает
Своих гостей, гостей чужих.
За предков каверзных своих
Кокос заздравный выпивает.

Погиб Акелла.. Но не даром
Он голову сложил в борьбе -
Ликуй открыто, сэр Чарльз Дарвин!
Ведь эта Песнь - о тебе!
Аой!

Выстрел № 4


автор - tobico, мишень - М. Сервантес "Дон Кихот"



Выстрел № 5


Три слагаемых успеха
автор - fistashka3, мишень - Ш. Перро "Кот в сапогах"


Хуберт чертыхнулся и присел на обочину, вытянув усталые ноги. Мерзавчик спрыгнул с его шеи и исчез в ближайшем кустарнике. Только пушистый серый хвост мелькнул.
- Вот подлая тварь, - вздохнул Хуберт, - шею мне отсидел да еще в такую жару.
- Аполлон в мехах! – хмыкнуло из кустарника.
- Гадина говорящая, теперь до города ножками пойдешь! – разозлился парень. – Там тебя на шапку продам! Даром что жрал в три пуза, захребетник! Мех знатный отрастил!

Кот осторожно высунул из зелени серую в рыжеватых полосках мордочку:
- Дурак ты, дурак, счастья своего не понимаешь! И правильно папашка твой, Царствие ему Небесное, наследства тебя лишил. Кто в непотребных домах ошивался, когда другие братья вкалывали? Кто расписки направо-налево раздавал? А все ноешь, что родня виновата. Злыдни кругом, один ты серафим белокрылый!
- Каждый ошибиться может! – насупился Хуберт. – Вот найду в городе судейского, он моим брательникам навешает… Тамошние крючкотворы свое дело знают!
- Ха-ха-ха! – раздельно сказал Мерзавчик и подошел к хозяину, насмешливо прищурив бездонные зеленые глазищи. – Чем адвокату платить будешь? Разве что ему шапка из кота нужна... А хозяйство отцовское ты до того довел, что ни один самый завалящий судейский не польстится. Мельница, кот и осел.
Кот неожиданно широко разинул пасть и с чувством пропел: «Вот мельница... Она уж развалилась».
- Зато осел еще справный! – огрызнулся Хуберт.
- Ага. Если зубы наждачком отполировать и мелом натереть. А шкуру чуть подкрасить! – покладисто согласился Мерзавчик.
- А с тобой мне что делать? Может, и правда на шапку? – задумчиво протянул Хуберт.
- Одно у тебя достоинство осталось, болван, - вздохнул кот, - будем работать с тем, что есть. Кстати, тут неподалеку пруд есть, искупаться не желаешь?

Хуберт поднялся, подхватил под мышку Мерзавчика и побрел в направлении, указанном котом. Через несколько минут он уже самозабвенно плескался в прохладной водичке.
Кот сидел на берегу и напряженно всматривался в синюю даль. На королевском тракте в это время дня было пусто и нестерпимо жарко. Вот еле проползла крестьянская повозка, вон проскакал королевский курьер на взмыленной лошади.

Вдали заклубилась пыль. Это из королевской резиденции следовала в свои владения, как всегда по субботам, вдовствующая герцогиня Ла Вольер.
Кот подозвал Хуберта и, вспрыгнув на плечо парня, жарко зашептал ему в ухо, щекоча длинными усами. Тот скептически качал головой.
- А сработает? – спросил он недоверчиво.
Мерзавчик оглядел хозяина и деловито кивнул:
- Не вопрос! Ты таки лоску поднабрался… Там, где денежки проматывал…
Он соскочил на берег и резво помчался наперерез герцогской карете.

- Жан, грубое животное! Ты чуть не задавил котика! – выговаривала герцогиня Ла Вольер смущенному донельзя кучеру. Кот, душераздирающе мяукая, прыгал вокруг герцогини, а потом по-собачьи ухватил ее за подол пышного платья и потащил в сторону пруда. Из воды во всей красе поднялась фигура незадачливого наследника.
- О! – сказала герцогиня.
- Само небо послало вас, - воскликнул Хуберт, по привычке ища взглядом припрятанную котом одежду, - я маркиз- де Караба, меня ограбили, пока я купался.

Мерзавчик облегченно вздохнул и пошел к карете. Людоеды, принцессы, короли... Чудненько, чудненько. Все это хорошо для сказки, но в реальной жизни нужен другой расклад, а именно: красивый мужчина с достоинством, богатая вдовушка и сообразительный кот.

Выстрел № 6


Автор и критик
автор - rassty, мишень - сказки А.С. Пушкина
Медали "Кривое зеркало Массаракша", "Изюмительное перо Массаракша", "Гуманное жало Массаракша"

Автор (прокашливается, начинает торжественно):
-Было у отца три сына,
Старший – рослый был детина,
Средний был и так и сяк…
Цензор (вяло возмущаясь):
- И конечно, самый младший обязательно - дурак!
Автор: Хорошо, тогда вот так:
Поп…
Цензор: Он точно не дурак?
Автор: Жил был поп...
Цензор: Тут сразу стоп.
Автор (раздраженно, вопрошающе):
Ну, что не ах?
Цензор (пуча глаза и краснея лицом):
Патриарх!
Автор (перелистывая свои записи):
Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет...
Цензор: Он бежал и был таков у суданских берегов
Автор: Хорошо, тогда три сына,
Мельник, возчик и скотина
В старых красных сапогах…
Цензор: Боже!
Автор: Снова патриарх?
Автор: И послал их как-то тять за отчизну воевать...
Цензор: Боже мой, ну, сколько можно эти басни повторять!
Автор: Сказ в иное русло входит,
Девять месяцев проходит,
И в сочельник, в самый ночь
У царя родилась дочь...
Цензор: У царя? Какой скандал!
Жалко, Нобель запоздал.
Автор: Белолица, черноброва...
Цензор: Канделаки? Кораблева?
Куриленко? Стриж? Бордовских?
Дана? Катя? Или вовсе
Порожденье Собчака?
Автор (тяжело вздыхая): Что за желтая тоска?
(прокашливается, продолжает)
И царевна молодая,
Тихомолком расцветая,
Между тем росла, росла,
Поднялась и расцвела.
И жених сыскался ей...
Цензор: Парикмахер?
Автор: Просто гей.
Час обеда приближался,
Топот по двору раздался...
Цензор: И выходит из КАМАЗа
Взвод российского спецназа!
Автор (потирает некогда ушибленное место):
Эта тема мне знакома.
Цензор (торжественно, наливает, произносит тост):
За поддержку автопрома!
Автор: И царевна к ним сошла,
Честь хозяям отдала...
Цензор (воодушевленно, все больше распаляясь):
И приемом каратэ
Запахнула декольте!
Автор: Братья милую девицу полюбили…
Цензор: Что творится!
Коли красная девица,
Так на ней бегом жениться?
Всей толпой или покруче?
Или в очередь, до кучи?
Каждый с ней и так и сяк…
Автор (в сторону):
М-да, а цензор-то дурак.
(продолжая)
На спецназ она взглянула,
Тяжелехонько вздохнула,
Восхищенья не снесла,
И к обедне померла.
Цензор (возмущенно топая ногами):
Как ни кинь – кругом бардак!
Помирать любой мастак!
Кто поддержит президента
В укрупненьи контингента?
Кто Россию возродит?
Автор (иронично):
Добрый доктор Айболит.
Цензор (подхватывая, тыча в Автора пальцем):
Вот! Царевну уморили,
А виновных изловили?
Оттого бардак на свете,
Что не знаем, кто в ответе!
Что народ наш глуповат.
Что чиновник вороват.
Что дороги лишь плохие,
Что невесты сплошь рябые,
Кто ответит за базар,
Что нам автор рассказал?
Автор (разводя руками):
Вот такая сказка наша...
Цензор:
А в ответе Пушкин Саша!


Tags: Песочница
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 174 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →