Светка (varan_) wrote in mirnaiznanku,
Светка
varan_
mirnaiznanku

Гарпия

Сказка для Т.Г.


Анастасия Вениаминовна работала в коммерческом банке, в отделе управления персоналом. Да не просто работала – она его возглавляла. Лучшие годы своей жизни она отдала банку, и теперь по праву считалась не просто одним из старейших сотрудников – она была неотъемлемой частью банка, его талисманом, основой и незыблемым краеугольным камнем корпоративной культуры.

Так сказал в своей речи директор, когда в честь двадцатилетия работы Анастасии Вениаминовны был организован торжественный банкет, и руководители всех отделов приносили ей торжественные подарки, поздравляли с юбилеем и высказывали ей нижайшее и глубочайшее почтение.
Еще совсем молодой Анастасия Вениаминовна устроилась работать в банк простым кассиром-контролером и как-то неожиданно для всех спустя всего несколько месяцев обосновалась в отделе управления персоналом, который вскоре и возглавила. Директора банка, правда, на работу принимала не она, но с директором у Анастатии Вениаминовны быстро наладилось полное взаимопонимание, которое ничем ни разу не омрачилось за те двадцать лет, которые она проработала в банке.

Когда он говорил свою торжественную речь, она возвышалась во главе стола, длинноволосая, в меру экстравагантно одетая, неприступная и незыблемая, как гранитный горный уступ, и свет удовольствия озарял ее лицо изнутри, делая Анастасию Вениаминовну почти красивой. Странно было наблюдать это окружающим, для них обычно существовал другой взгляд: серьезный, суровый, оценивающий, пронизывающий, казалось, насквозь.
Но все сотрудники банка, сейчас сплотившиеся в едином подобострастном порыве, обусловленном причинами разнообразными, но непременно вескими, были бы крайне удивлены, если бы узнали, что взгляд Анастасии Вениаминовны не казалось, а действительно пронизывал их насквозь. Дело в том, что Анастасия Вениаминовна была настоящей гарпией, потомственной, унаследовавшей от своих предков важные таланты, благодаря которым и стала незаменимым сотрудником одного из лидеров банковского рынка. Как и многие гарпии, Анастасия Вениаминовна питалась человеческими мечтами.

Конечно, за долгие столетия жизни среди людей у ее прародительниц выработался настоящий кодекс чести, преступить который не рискнула бы ни одна из них, даже самая отчаянная. Они искренне считали, что приносят людям добро, делая их жизнь счастливой и гармоничной.

Когда сотрудники открывали дверь в кабинет Анастасии Вениаминовны, а делали они это часто – каждый из них раз в неделю (ну, конечно, более мелкие сошки – не чаще, чем раз в месяц) заходил к ней с каким-нибудь делом, все их мечты и желания становились ей ясны и очевидны, явственно просматривались – обычно где-нибудь в районе макушки. Анастасия Вениаминовна внимательно их осматривала, и все лишние, неподобающие или мешающие жить идеи быстро, аккуратно и незаметно пропалывала. И скромные кассирши, погруженные в мечты о бурном прекрасном романе с красавцем, уходили с мыслями о покупке новой краски для волос или походе к маникюрше, а начальники рангом повыше, лелеявшие мысли о собственном бизнесе, вдруг понимали, что в квартире давно пора сделать ремонт, а уж самые высокопоставленные сотрудники не думали ни о чем, кроме квартальных планов, положенных бонусов и проплат за учебу детей и новую ипотеку. Их мечты уже давно были прополоты на совесть, и порой Анастасия Вениаминовна даже скучала. Но, в целом, была собой, своей работой и своей жизнью довольна: ведь она избавляла людей от напрасных мук, терзаний, попыток растратить свою жизнь на несбыточные прожекты, лишнее волнение и суету. В их жизни прочно поселялись надежные, простые желания: новые прически и наряды, новые автомобили, квартирные ремонты, дорогостоящее лечение у различных специалистов и правильное питание. Два-три года работы в банке – и они уже не могли себе представить ничего другого, были довольны и спокойны, надежны и уравновешенны, становились уважаемыми членами сообщества и ждали пенсии, чтобы спокойно смотреть телевизор и ездить на дачу. Правда, с детьми у них не все ладилось, но если случай был из рук вон, Анастасия Вениаминовна, естественно, входила в положение, и устраивала отпрыска на работу – в банк или в другое учреждение, к кому-нибудь из своих многочисленных родственников, и в подшефной семье скоро воцарялся покой.

Секрет успеха Анастасии Вениаминовны крылся в искренней заботе о своих подшефных людях. Она не лишала их всех желаний, как это делали в незапамятные времена гарпии-отморозки, она лишь, умудренная богатым жизненным опытом и недоступной людям мудростью, как заботливый садовник, удаляла лишнее. Она знала, кому и какую зарплату нужно назначить, пресекала на корню попытки резко и незаслуженно изменить статус-кво. Ей нравилось, когда людей много и все довольны, в первую очередь – ею, и когда ее благодарят за заботу. Это было куда приятнее прополки, но одно без другого не существовало. Однако Анастасия Вениаминовна заботилась о людях не только в обязательных сферах. Она следила, чтобы они вовремя вступали в брак с нужными людьми, вовремя отправлялись в отпуск, вовремя уходили в декрет – пусть даже не все из них догадывались, какое участие в их судьбе принимала заслуженная гарпия коммерческого банка. Довольные жизнью сотрудники и стабильная атмосфера взаимопонимания – что могло быть прекраснее? Для Анастасии Вениаминовны – ничего. Среди гарпий были, конечно, и такие, кто предпочитал разные увеселения: поощряли среди подшефных людей интриги, разнообразные связи и авантюры, но в целом такое отношение считалось дурным тоном, хотя и вызывало интерес в кулуарах. Анастасия Вениаминовна предпочитала спокойный комфорт и стабильность, ей виделось в нем уважение к людям.

Таню она приняла в банк по просьбе своей приятельницы, гарпии государственного университета. Таня была растеряна, в меру грустна, красива и могла со временем стать украшением банка, так как была еще и умна в достаточной мере. Она была ответственна, исполнительна, и чем-то понравилась Анастасии Вениаминовне. Правда, она никогда не видела у людей такой мечты.

У большинства мечты напоминали чахлые растения на тоненьких стебельках, и не составляло труда разобраться, где там здравые растения, а где сорняки, которые нужно срочно удалять, чтобы они не заглушили полезных ростков.
У Тани же вокруг головы сиял радужный ореол, невидимый никому, кроме Анастасии Вениаминовны.
Она решила не спешить и проконсультироваться со справочниками. Там были намеки на подобные ситуации, но слишком смутные, чтобы принять их как руководство к действию.

Тогда она решила присмотреться к Таниной мечте повнимательнее, и устроила ей аттестацию. Три дня Анастасия Вениаминовна с помощью разных приспособлений пыталась разглядеть, что же творится в Таниной голове, и вывод ее озадачил куда больше, чем обрадовал.
Мечта у Тани была, но, в противовес другим сотрудникам банка, мечта у нее была одна-единственная, огромная и животрепещущая, пронизывающая все Танино естество так, что удалить ее из Тани можно было только вместе с жизнью.

Одновременно с этим мечта была незамысловатая, бескорыстная и настолько не подходящая ни под какие рамки, что Анастасия Вениаминовна могла бы сказать, что впервые в жизни растерялась.
Таня хотела петь.

Всего-навсего. Петь, петь по настоящему, так, чтобы зал замирал от волнения, чтобы, выходя с концерта или прослушав альбом, люди становились счастливее и радостнее. Таня хотела нести любовь и радость людям с помощью своих песен. Отнять у нее мечту было сложнее, чем убить. Анастасия Вениаминовна не знала, что может произойти, если Таня умрет, а ее мечта не воплотиться, но она была гарпией мудрой и предусмотрительной, и проверять не хотела. Превыше всего на свете ценила она равновесие окружающего мира и заботилась о нем всегда. Это было ее призвание, с которым она тоже не рассталась бы, даже умирая.

Проще всего, конечно, было Таню уволить. Но сложностей было две, и обе они грозили нарушением равновесия в случае увольнения. Во-первых, Таня выполняла все задания на отлично и ни одного формального повода к увольнению не было. Во-вторых, Таня пришла по протекции, и уволить ее – значило высказать неуважение, а заодно и признаться в собственном поражении, что для Анастасии Вениаминовны было выше и человеческих, и гарпийных сил.
Она обдумывала ситуацию долго и тщательно и в конце концов решила принять вызов – вызов делу всей своей жизни. В конце концов, Таня могла представлять некий новый тип, продукт мутации, и технология управления ею могла в конечном счете стать весомым вкладом в развитие и процветание рода гарпий.
Нужны были инновации.

Анастасия Вениаминовна продумала план.
Первым делом она нагрузила Таню работой за троих, почти без доплаты. Но прошло три месяца, полгода, год – Таня продолжала упорно следовать за своей мечтой. Валясь с ног, она находила время писать песни, играть на гитаре и даже иной раз выступать на бардовских фестивалях.
Анастасия Вениаминовна тщательно взрыхлила почву и подарила Тане идею купить машину – чтобы экономить время и возить гитару с собой.

Таня взяла кредит, научилась водить, машина немедленно стала требовать бензина, платной стоянки, профилактик, ремонтов, заботы и прочих затей. Таня урывала время от занятий музыкой, брала подработки, но со своей мечтой не расставалась. Писать она стала реже, но зато стала больше выступать – машина все-таки позволяла экономить время, хотя бы немного.
Анастасия Вениаминовна призадумалась и пустила в ход тяжелую артиллерию. Таня, сама того не ожидая, взяла ипотеку. Теперь она зависела от своей работы, работала уже за пятерых, спала в обеденный перерыв и похудела, но петь не переставала.

Только делала она это реже, иной раз – неделями пела только во сне.
Таня выбивалась из сил, но не могла расстаться со своей мечтой. Она вычеркивала в календаре дни и считала, сколько осталось до завершения первого этапа, когда платеж должен был существенно снизиться.
Анастасия Вениаминовна потеряла покой. Мечта не уменьшалась, не уходила и не меняла форму, не оставляла места ни для каких других страстей, в ней не заводились ни сорняки, ни желания купить новую кофточку. Когда нужно было обновить гардероб, Таня действовала механически, оберегая свою мечту, как самое ценное в жизни. Впрочем, так оно ведь и было.

Анастасия Вениаминовна, усмирив свою гордость, вынуждена была просить совета у старейшины гарпий.
Та посмотрела на растерянную Анастасию Вениаминовну поверх очков, выслушала и изрекла: «Бойтесь своих желаний, люди! Они могут исполниться».
После чего объявила о завершении аудиенции.
Анастасия Вениаминовна продавила решение поставить мюзикл на новогоднем корпоративе. Все написать и организовать поручили Тане - не уменьшив объема работы, конечно.
Долгожданное признание ее способностей окрылило Таню и придало ей нечеловеческих сил. Новогодний корпоратив стал настоящим откровением для всех сотрудников банка, и многие из них впервые за долгие годы призадумались: не проходит ли настоящая жизнь мимо них? Они по-прежнему были довольны, но изредка им начинало казаться, что специй и приправ в их жизни можно было бы чуть побольше.

Правда, все заканчивалось поездками на отдых в экзотические страны. Для этого Анастасии Вениаминовне пришлось как следует потрудиться – она работала чуть ли не в две смены, наводя порядок на подведомственной территории. Работа осложнялась тем, что Анастасия Вениаминовна задумалась на несколько мгновений, а действительно ли ее дело так уж полезно, нужно и благородно? Сомневающаяся гарпия теряет работоспособность куда быстрее и основательнее, чем сомневающийся человек, и Анастасия Вениаминовна, намучившись, поняла: наступает время решительных действий.

Вариант с организацией сольного концерта ей показался мелковатым, простым повторением корпоратива. Поэтому она пошла ва-банк, в буквальном смысле этого слова: банк выступил спонсором записи сольного альбома своей талантливой сотрудницы, было откуплено время на лучшей студии города, у самого известного звукорежиссера, откуплено с огромной переплатой, так как очередь к нему грозила растянуться до следующего нового года, а Анастасия Вениаминовна боялась так долго ждать.

Совет директоров банка даже нашел партнеров для раскрутки альбома и пошел на неслыханную ротацию кадров: чтобы не терять символический капитал в виде покровительства талантам, Таню перевели на должность, где нужно было работать в меру, а оплачивалась эта должность хорошо.
Альбом вышел и стал сенсацией.
Таня проснулась знаменитой.

Партнеры, найденные банком, оказались деловыми и уже через пару месяцев после выхода альбома организовали Тане весьма комфортабельный график концертов, пару хороших рекламных контрактов и начали готовиться к записи следующего альбома, благо материалов у нее было на несколько лет вперед.
Таня была невероятно счастлива. Ее единственная мечта, все, о чем она грезила по ночам, стало воплощаться в жизнь.

И – как с ужасом заметила Анастасия Вениаминовна – мечта никуда не исчезла. Она словно вырвалась из заточения, и теперь Таня сияла почти заметно для окружающих. К ней потянулись люди. Она рассчиталась за ипотеку, уволилась из банка и на прощание закатила прекрасный банкет, где пела – совершенно бесплатно – для коллектива, который стал ее родным домом и почти настоящей семьей.

Анастасия Вениаминовна слушала концерт, украдкой вытирала слезы и чувствовала себя совсем разбитой. Порядок не восстанавливался никак. То есть в банке-то был порядок, она была вынуждена это признать, люди стали более раскованными и веселыми, что немедленно позитивно сказалось на результатах. Но равновесие в душе не восстанавливалось. Ее стали посещать сомнения и порывы, смутные желания и многие незнакомые прежде чувства.
Анастасия Вениаминовна в панике снова запросила аудиенции у старейшины гарпий.

Та только взглянула – не стала даже ни о чем спрашивать – и изрекла: «Такие люди встречаются редко. Тебе одновременно и повезло, и нет. Теперь ты сможешь превзойти себя, стать чем-то и кем-то, большим, чем была раньше. Если, конечно, сможешь принять вызов до конца и прожить его. Но хватит ли тебе силы духа – не знает никто. Одно могу тебе сказать: если не хватит, превратишься в обозленную, выжившую из ума старуху. И тогда тебе уже никто не поможет. Иди и встреться со своей судьбой».
После чего дала понять – аудиенция окончена.

Я не знаю, что стало с Анастасией Вениаминовной дальше. Банк работает до сих пор. А Таня… Разве вы не слышали, как она поет? Да, конечно, это она. Вы не ошиблись.
Для «своего» банка она всегда выступает бесплатно. Так как очень хорошо помнит, благодаря кому сбылась ее заветная мечта.
А в остальном у нее тоже все хорошо, но вы же знаете – частная жизнь – это не для печати. Могу сказать только, что Таня по-настоящему счастлива и готова щедро делиться счастьем с каждым, кому хватает смелости услышать.

Tags: varan_, ИЗБРАННОЕ, Капелька света
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments