Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Pan flute
  • rualev

Джентльмен в зелёном сюртуке

Для проекта День туманного Лондона в Заповеднике Сказок

В ранние утренние часы, когда речной туман, поднимаясь от Темзы, плотно накрывает сонные улочки и на окраине Питешэм встречается со своим кузеном, вывалившимся из Ричмонд-парка, на углу Вудвилл-роуд и Уиггинс-лейн останавливается роскошный лакированный кеб. Всегда зелёный, это важно.

Это важно для джентльмена в зелёном твидовом сюртуке, единственного пассажира. Из-за двойного тумана невозможно понять, откуда он появляется. Маловероятно, чтобы из близлежащего лесочка Хэм-Вилидж-Грин — ведь в кеб он садится в идеально чистых штиблетах. Одна лишь лошадь точно знает, приходит ли он со стороны дома Пойнтеров, который без мезонина, или со стороны дома Бэнксов, с мезонином. Но воспитанная лондонская лошадь вам этого никогда не скажет. Да и возница немногословен. К тому же ещё и глуховат. Он хрипло приветствует пассажира простуженным на лондонских сквозняках голосом: «Доброе утро, сэр», чтобы, прогулочным аллюром довезя до пешеходного моста через Темзу, приподнять над облысевшей головой свой лоснящийся цилиндр и, прибирая в карман медяк, бесстрастно сказать: «Благодарю вас, сэр» — «Всего доброго, Барни, — отвечает ему джентльмен в зелёном сюртуке, церемонно касаясь рукой своего неотразимо-зелёного цилиндра. — До следующего тумана, Барни». И, услышав в ответ: «Удачи, сэр», шагает на другую сторону реки по утопающему в густом сизом мареве мосту. Там его поджидают точно такая же лошадь и точно такой же кеб. С той лишь разницей, что другого кучера зовут Эндрю.

Лошадь так же неспешно цокает подковами по булыжным мостовым Ферри-роуд и Хай-стрит до железной дороги, останавливается у платформы Теддингтон, где возница так же немногословно прощается с пассажиром до следующего тумана.
Тотчас к платформе в клубах пара с приветственным свистом подбегает элегантный зелёный локомотив. Единственный прицепленный вагон, разумеется, тоже зелёный. Для джентльмена в зелёном твидовом сюртуке это важно. «Доброе утро, сэр», — лаконично приветствует единственного пассажира машинист в безупречно-зелёном комбинезоне. «Прекрасная погода, Томас», — благосклонно кивает ему джентльмен в зелёном сюртуке и заходит в вагон, мягкие сиденья которого отделаны великолепным бархатом. Зелёным, разумеется. С платформы несётся пожелание удачи от Эндрю, но тут же теряется в пыхтении пара.

Collapse )
кролик

Конкурсный текст: Следующая станция – Арбатская

Автор: rillada

Заявленные жанры: мелодрама, городское фэнтези


Всего один шаг. Это проще, чем остаться на месте. Один шаг вперед – и затихнет бесконечный шум поездов, замолчат люди, свет перестанет резать глаза. Один шаг – и растает острый штырь, застрявший в сердце, лопнет железный обруч на голове, снова станет тепло. Один – и не надо никуда бежать, не надо стараться не заплакать, не надо думать про то, что будет завтра.
Или остаться стоять на месте: проглотить слезы, натянуть равнодушие на лицо, полчаса в метро, десять минут на остановке, пятнадцать в троллейбусе, бесконечность «А чего ты такая грустная?» дома. И много, много шершавых песчинок из одной колбы часов в другую, пока не погаснет свет, пока не утихнут голоса, и одежда не выпустит из полиэстрового плена. Пока не упадешь в прохладную подушку лбом, чтобы наконец-то заплакать.
Collapse )
...

Паранойечка :)

Оно просыпалось, когда солнце еще и не думало вставать, бродило душными ночами по нагретому асфальту, ощущая босыми ногами, как земля все еще гудит от дневного напряжения. Оно вставало под деревьями на обочине дороги, прислонялось спиной к растрескавшейся коре и пыталось наощупь прочесть послания, оставленные кем-то на листьях, покрытых пылью. Оно танцевало посреди автомобильной дороги, взмахивая руками, кружась и выделывая смешные фигуры ногами, а наплясавшись, взбиралось вверх по фонарному столбу и балансировало на проводах, хохоча и выбивая ступнями искры. Провода пружинили, подбрасывая его к самой луне, та дарила ему холодные небесные поцелуи и отпускала вниз, к измаявшемуся от жары городу.
Collapse )
tigra1

Песня №9

Тетраморф в действии 
allalein, песня - Город золотой 


Маршруточник подвез меня к остановке и открыл автоматические двери.

- Я сейчас, - деловито сказала я и вылезла из маршрутки, прихватив кусок мыла. Вода в колонке была холодная, руки быстро покраснели. Указательный палец на левой руке явно хотел облезть, а кожа тыльной части, сухая и желтая, болела. Когда я возвращала мыло, водитель подозрительно осмотрел мои руки.

Collapse )
memo book
  • rualev

Конкурсный текст №7


Юрьев день - anubis_amenti

Фамилия ректора была Юрий Степаныч Мудрак. Уважаемый в научных кругах за ряд толстых трудов, седовласый самодур рулил студенческой братией с пристрастием Салтычихи. Предрекая неизбежность восстановления телесных наказаний, пока он вынужденно обходился обилием казней административных. Арсенал его был утонченно-разнообразен. Банальному отчислению как высшей мере предшествовали: общественное порицание; дежурство у переходящего красного вымпела; рисование стенгазет; добровольная помощь уборщицам; добровольная помощь строителям; добровольная помощь крестьянам; повешение на доске Позора; а также несение на демонстрации в честь Дня знаний тяжеленного реликтового кумача «Мы куем будущее!» Архаичные экзекуции дополнялись модными в народившемся капитализме финансовыми карами: снятием городской стипендиальной надбавки и переводом на платное обучение. Все выявленные преступления и последовавшие наказания скрупулезно заносились в кондуит. На такую нежную административную заботу студенчество отвечало тончайшей византийской ненавистью, и по мотивам фамилии изобрело ректору изощренно-похабную кличку «Хруй».

Буйной казачьей вольницей в Хруевой диктатуре кипела и булькала общага. Collapse )
умно смотрю

про ограничения...

- Представляешь, он весь вечер бросал на меня восторженные взгляды, три раза приглашал танцевать и порывался провести до кареты, Принцесса с удовольствием вытянулась на ветхом покрывале, - он был так мил и любезен, что я чуть было не…
И она стала пересыпать воспоминания, будто диковинные песчинки, рисуя одна за одной красочные картинки своего возможного, но такого неосуществимого, будущего.
… и вот мне на вот столечко, на самую малость показалось, что он действительно в меня влюблён, и что сейчас достанет кольцо, но ты конечно была права: не с моим-то счастьем, - и Принцесса застенчиво улыбнулась выцветшему портрету в облезлой витиеватости старой рамы.
Collapse )
memo book
  • rualev

Конкурсный текст №23


Автобус дальше не идёт - karetu

Привычным движением он поправил последнюю фигуру на доске.
- Начнем, пожалуй. Пешка Е2-Е4.

10:02
Лена совсем не хотела ругаться с мужем. И уж тем более глупо было уходить из дома прямо в ночь. Ну, не совсем ночь, но автобусы ходят только до десяти. Если бы он не забыл про годовщину… и если бы она не забыла напомнить ему про годовщину… слишком много если, и вот она стоит на пустой автобусной остановке, а ветер задувает ей в воротник наскоро, криво застегнутого пальто. А автобуса нет, и, может быть, он вовсе не придет. Конечно же, дурь, дурь беспомощная – так вот сгоряча убегать в ночь, без надежды на возвращение, цепляясь в последний, невозможный автобус, как в билет в один конец.
А ветер нашептывает что-то осеннее, болтает пожухлыми листьями в стылых лужах, как тогда, когда они познакомились. Почему у мужчин такая короткая память? Убежать, уйти, и стоять теперь в темноте – не сколько гордо, сколько жалко, одинокой пешкой на голой осенней шахматной доске, и знать, что он следом не побежал.

10:04
Из-за угла показывается грязно-желтый, раскачивающийся «Икарус», Лена даже не пытается рассмотреть в темноте номер, привычно плюхается в него. Все автобусы идут к метро, и, даже если ей некуда ехать, все равно лучше быть подальше от дома. Хотя, наверно, у нее больше нет никакого дома, есть только проездной в один конец – в вечность промозглой, октябрьской ночи.
Collapse )